1 1 1 1 1 (0 голосов)

ГЛАВА ЧЕТВЕРТАЯ Вступление

Даша проснулась и попыталась встать. Из этого ничего не вышло. Девочка скосила глаза и поняла, что руки и ноги у нее связаны, и лежит она в грузовом отсеке автомобиля. Даша попыталась закричать, чтобы позвать на помощь, но смогла добиться лишь тихо мычания. Рот ей тоже завязали тряпкой. Девочка перекатилась на живот, удобней от этого положения не стало, даже наоборот, поэтому она вернулась на спину. Даша вспомнила, что с ней случилось. Конкурс, странный член жюри, потом кино, ночевка у Кирилла, разговор с Ромой и… темнота. Осознав наконец, что ее похитили, девочка заплакала и закричала. Но от этого во рту появилось мерзкое ощущение, и Даша закашлявшись поняла, что если она не прекратит, то ее вырвет. Девочка умолкла, а слезы потекли еще сильней.

В отсеке было два небольших стекла. Даша лежала у спинки прямо напротив них. Ей были видны лишь пара березок и какой-то деревянный забор, кажется находящейся за дорогой. Сама машина стояла с левого края от всего этого.

Прошло немного времени, и Даша поняла, что хочет есть и тут же появилось другое желание, еще более жгучее, чем первое. И вот из-за него девочке стало совсем уж не по себе. Неужели придется прямо здесь, в машине?! Даша осознала, что находится неизвестно где уже второй день. Который нынче час, она понятия не имела, да и было ей все равно, потому что желание становилось все сильнее, а терпение делалось невыносимым.

Вдруг Даша услышала какой-то лязг, словно открылась и закрылась дверь, а потом девочка различила два мужских голоса. Они приближались, девочка попыталась забиться как можно дальше, но дальше было просто некуда. Раздался пиликающий звук – водитель открыл машину. Внутри у Даши все сжалось. Резкий свет ударил в глаза, и девочка зажмурилась, а через мгновение она увидела того страшного члена жюри и еще какого-то маленького толстого мужчину с длинными волосами.

- Потерпи немного, красотка, - улыбнулся толстяк. – Мы еще немного покатаемся и все будет хорошо.

Даша попыталась было заорать, но вспомнила про тряпку и просто закрыла глаза от страха.

- Ну, чего ты, - пропел толстяк с обидчивой интонацией. – Нехорошо так.

И вдруг он вскричал и тут же смолк, а потом послышался глухой удар. Через секунду еще один. Даша все не осмеливалась открыть глаза, ей казалось, что двое мужчин бросятся на нее. И вдруг она услышала ласковый голос прямо над головой:

- Все кончилось, вылезай.

Даша несмело приоткрыла глаза и увидела склонившегося над ней парня. Был он немного постарше ее Ромы, но глаза и непритворная улыбка излучали только тепло. Девочка подалась вперед, парень взял ее на руки, сначала разорвал тряпку у нее на рту, а затем развязал веревки. Даша оглянулась и увидела черную машину на дороге. Около нее стояли еще два парня. Девочка взглянула на спасителя.

- Все кончено, - повторил он с улыбкой. – Сейчас тебя отвезут домой.

Словно что-то вспомнив, он достал из кармана огрызок карандаша с тетрадным листом, что-то быстро написал, свернул и дал Даше.

- Вот, передай это своему брату или его другу, хорошо? – девочка понятливо кивнула, парень шутливо погрозил. – Но только им.

И он вновь взял ее на руки и понес к черному автомобилю. Один из парней открыл заднюю дверцу, и спаситель усадил Дашу на сиденье. Девочка последний раз глянула на улицу, она так и не поняла где они находились, и разглядела двух мужчин, лежащих без сознания у передних дверей грузовичка.

- Езжайте, - тот, что вытащил Дашу, кивнул двум парням.

- А ты, Гор?

- А я прокачусь, - парень показал в сторону грузовика и похитителей.

Парни понятливо кивнули и сев, в машину укатили в сторону города. Егор проводил их взглядом и, развернувшись зашагал к побежденным. Тот, что был повыше и покрепче, уже начал приходить в себя. Первым, что он увидел были синие холодные глаза молодого человека. Дальше мужчина почувствовал резкую боль в груди, а потом кто-то затащил его в грузовой отсек его же автомобиля, спустя минуту рядом упало еще что-то мягкое и тяжёлое.

Синий грузовичок катил по пустынной дороге. Он давно выехал из города, свернул на объездную и удалялся в сторону федеральной трассы.

Темнело. Егор свернул на дорожку, ведшую в лес. Мимо проносились редкие машины. Парень проехал чуть подальше, убедился, что грузовичка не видно, заглушил двигатель и вылез из машины.

Мужчины за время, проведенное в багажнике окончательно пришли в себя. Толстячок задергался, увидев Егора и попытался что-то сказать.

- Заткнись, тварь, - тихо выдохнул парень.

Второй мужчина, якобы член жюри, лежал тихо, не ожидая ничего хорошего.

- Из таких как вы родители детей боятся отпускать, - Егор гневно оскалился. – Что вам в жизни не хватало. С этим пучком жира все ясно, но ты-то, ты! Здоровенный мужик, мог бы ребят учить, тренировать! А ты, ты их продавал, таким козлам, как он, - парень пихнул толстяка.

- Деньги всем нужны, - спокойно ответил «челн жюри». – У каждого разные ценности. Иногда нужно прогибаться под кого-то, чтоб пойти дальше.

- И ты так прогнулся? – со злой насмешкой хмыкнул Егор. – Прогнулся под гадов, которые трахают девчонок, которым и десяти лет-то нет?! Ты же не только не мужик, ты даже не человек, понимаешь?!

- У каждого свои ценности, - вымолвил вдруг толстячок.

- Заткнулся! - заорал Егор. – А ведь наверняка ты по телику выступаешь, не? Мне рожа твоя знакомой кажется.

- Я депутат… - с остатком гордости вымолвил толстяк.

- «Едим Россию»? – поинтересовался Егор и вдруг выхватил из-за пазухи пистолет. – Выползли наружу! Быстро!

Похитители тяжело дыша выбрались из машины.

- Бензин есть? – спросил парень.

- В б-багажнике, с-справа, - начал заикаться депутат.

Егор, не опуская пистолета, глянул в багажник, удовлетворенно кивнул и вновь обратился к похитителем:

- Вперед.

- Куда ты… - начал толстяк.

- Заткнись, - сквозь зубы процедил парень.

Мужчины, заложив руки за спину, зашагали по дорожке. Егор, не сводя их с прицела, шел сзади.

О дальнейшей судьбе похитителей история умалчивает. Лишь в местных новостях в одном из выпусков сообщили о найденном грузовике, точнее о том, что от него осталось, ибо машина сгорела до такой степени, что даже её цвет было бы трудно узнать. Автомобиль обнаружил за городом фермер, возвращающийся домой с работы. Да еще разве что городские рыбаки увидели в реке два дорогих костюма, которые вынесло течение.

***

- Прошу меня извинить, - продолжал тем временем Егор. – Но мне пришлось вас проверить, парни. Думаю, вы не в обиде. Сами понимаете, я не могу доверять не понятно кому. Сначала я вообще планировал ничего не говорить, вернуть девочку и все. Но тут же понял, что родители могут обратиться в полицию, и чего доброго нас накроют. Вас, парни, я изучал эти два дня. Надо сказать, я так и не понял, почему вы еще не среди нас.

- Кто вы? – тихо спросил Рома, не выдержав.

Егор посмотрел на него задумчиво, переглянулся с двумя парнями. Те пожали плечами.

- Даже не знаю, - честно ответил он. – Нас много, и делаем мы тоже немало.

- Что именно? – я никак не мог уловить суть разговора.

- Если скажу: устанавливаем справедливость, будет звучать пафосно, правда? – Егор усмехнулся. – Впрочем, примерно так и есть.

- Что тебе надо? – тон моего друга ожидал желать лучшего.

Егор вновь рассмеялся, но посмотрел на нас уже серьезно.

- Парни, я предлагаю вам вступить в наши ряды. Стать одними из нас. Но выбор у вас небольшой, - при этих словах два парня поднялись с кресел. – Многих из нас вы знаете, но не знаете, чем они занимаются. Я доверяю вам. Но не так сильно, чтобы отпустить.

- Я тебя не боюсь, - Рома сжал зубы.

Я понял, что друг врет, у меня и самого все тело было сжато от страха, но сдаваться я не собирался. Егор так же серьезно кивнул:

- Верю. Мне нравится, - парни сели.

Егор подошел к столу, открыл бутылку с лимонадом и налил в две чашки, кивнул нам на стулья.

- Присаживайтесь.

На деревянных ногах я подошел к столу и сел. Рома приземлился рядом.

- Задавайте вопросы, - Егор посмотрел на нас.

- Как вы нашли Дашку? – спросил Рома.

- Мы следим за всеми происшествиями. От мелких ссор, до крупных убийств, - ответил Егор. – Мы все это контролируем, но только в нашем городе.

- Как?! – я перебил его.

Егор сузил глаза и внимательно взглянул на меня. Я поежился, до того меня пробрал этот сканирующий взгляд.

- Это система, - произнес Егор. – Моя система. В каждом дворе у нас свои ребята. Начиная от четырнадцатилетних пацанов. У каждого своя задача. Одни наблюдают за обстановкой в доме и во дворе днем, первая смена возвращается из школы и сменяет их, ночью дежурят ребята постарше. Не думайте, мы не играем в шпионов. Чем больше людей становится среди нас, тем лучше. Мы ведем не только контроль, но занимаемся и воспитанием. Каждое утро ребята бегают и занимаются на пустыре. Ежемесячные встречи с писателями и исторические мероприятия, устраиваемые в разных организациях, тоже инициатива многих наших. С каждым новым днем наша деятельность разрастается. Мы становимся больше. Мы едины, нас много. Но нас нельзя увидеть, если не заглянуть за занавес.

Егор замолчал и посмотрел на нас. Рома переваривал полученную информацию, смотря куда-то в сторону. Я почесал в затылке и ответил просто:

- Я с вами, пацаны.

Егор рассмеялся и с одобрением посмотрел на меня. Парни на креслах тоже улыбнулись и подошли к нам. Озадаченное выражение сошло с Роминого лица, и он решительно кивнул:

- Я за!

Егор встал, мы тоже поднялись. Он подал нам руку и пожал по очереди, но как-то странно – взявшись за предплечье.

- Так было принято в Древней Руси, - пояснил парень. – Нехорошо забывать традиции предков.

Парни тоже поприветствовали нас. Первый со светлыми зачесанными на бок волосами, одетый в клетчатую рубашку и джинсы назвался Тимуром. Второй с небольшой бородкой и бакенбардами, одетый попроще – в камуфляжные штаны, тельняшку и берцы, представился Витей.

Обстановка разрядилась, мы выпили еще по стакану лимонада, после чего Рома задал-таки вопрос, который волновал нас обоих.

- Как вы на них вышли?

Егор кивнул, поставил стакан на столик и ответил:

- Я уже знал о пяти похищениях конкурсантов. Мы задумались, как они выбирают жертв. В последнее время во всех организациях, вы это прекрасно знаете, ведется журнал посещений. Незнакомых людей на любое такое мероприятие, вроде этих детских конкурсов, допустить не могут. Тут два варианта: либо подкуп вахтера, либо человека, который точно будет присутствовать в зале. Тимур изучил фотографии с конкурсов, - в этом момент Рома тихонько пнул меня ногой, чтоб показать, что он тоже соображает. – Он увидел одного и того же человека в костюме. Не спеша с выводами, Тим проверил списки выступающих коллективов, благо, где не было, хотя бы проставили надписи под фотографиями конкурсантов. Было выяснено, что музыкальный коллектив, а именно ансамбль «Жмурки», под руководством этого мужчины выступал над двух районных конкурсах, - радостное выражение тут же сползло с лица моего друга, а Егор продолжал. – Да и вообще первый вариант можно было отмести сразу. Смысл им светиться, когда все можно сделать через постороннего человека? Но кого и как они подкупили? С самого начала я подозревал шантаж. Каждый день мы проверяли, не будет ли подобных конкурсов у нас. И вот – объявление о «Лето – это здорово!», конкурсе, который состоится завтра, - он усмехнулся. – Но наши знакомые даже близко там не засветятся. Про лагерь мне сказал парнишка, который живет неподалеку от школы. И я опять задумался. Объявление о конкурсе висело на школьных дверях, да на сайте школы, который посещают лишь педагоги. Мероприятие слишком мелкое, навряд ли на него придут даже родители. Но явятся ли туда похитители? Нельзя было с уверенностью ответить ни утвердительно, ни отрицательно. Но кому же они передадут свои критерии выбора жертв? Оставалось только одно…

- Члены жюри, - выдохнул я.

- Именно, - кивнул Егор. – На сайте было сказано, что ими станут одна из старших вожатых, учительница по музыке и специально приглашенный человек, солист нашего города, несколько лет назад выигравший окружной конкурс. Все имена тоже не хранились в тайне. Мы проверили Бирюкова Геннадия Евгеньевича, так звали солиста, сказав, что мы вожатые лагеря и интересуемся его образом жизни. Он нам много рассказал, а в конце вспомнил, что ему неделю назад тоже звонили из пришкольного лагеря, говоря о каком-то конкурсе, пообещали перезвонить позже. А на следующий день сотовый Геннадия Евгеньевича пропал. Мы сказали, что он может не беспокоиться, так, как конкурс уже прошел, - Егор посмотрел на нас и продолжил. – Теперь мы знали, что наши, пока незнакомые товарищи решили побывать в лагере сами.

- Но могли же признать замену! – воскликнул Рома.

- Ром, - хмыкнул Егор. – Ты думаешь, что на вокальные конкурсы, проводимые в категории 18 лет и старше приходит гости за исключением выступающих? Навряд ли кто-то мог вспомнить призера... Они появились на синем грузовичке. Дежурный должен был следовать за ними, когда они поедут обратно. Вот тут мы сплоховали, - лицо Егора на мгновение окаменело. – Наш второй водитель задремал и упустил гадов. Благодаря Лешке, - парень кивнул в сторону дверей, и я понял, что он имел ввиду водителя, который доставил нас сюда. – И другим ребятам, вчера утром мы вышли на след. Когда двое дежурных подали знак, что два субъекта направляются к машине, мы и появились, - Егор смолк, открыл бутылку с лимонадом и залпом выпил оставшуюся жидкость.

Мы молчали. Я не знал, что ответить на рассказ нашего нового знакомого, Рома видимо тоже. Егор кинул бутылку в картонную коробку, служившую, видимо, мусоркой и посмотрел на нас с прежней улыбкой:

- Ну, вот и все, парни, - с этими словами он вышел изо стола и проводил нас на улицу.

Парень, привезший нас сидел на сиденье прикрыв глаза и слушая «Наутилус».

- Завтра сбор на пустыре у речки в полдень. Увидите небольшую палатку – это мы. Сегодня никаких инструкций не даю – отдыхайте, - таким образом попрощавшись, он кивнул нам и свистнул водителю, тот открыл глаза. – Леш, подбросишь ребят до дома?

- Добро, - зевнув ответил Леша и жестом пригласил нас в машину.

Мы сели назад, водитель завел свой форд и поехал, насвистывая мелодию игравшей песни.

- С родителями как? – поинтересовался я у Ромы.

- Да нормально, рады, конечно, - пожал плечами друг.

- Я не про то. К неожиданному возвращению они как отнеслись?

- Сказал, что мы с тобой из подъезда вышли, Дашка у подъезда стояла. Зеленый джип уже выезжал из двора. Малая не помнит ничего, тогда с тобой спокойная была, видимо не поняла просто ничего, а сейчас дрожит вся и толком ничего рассказать не может. У не все перепуталось, каждый день говорит что-то новое.

- В полицию ходили?

- Да, - кивнул Рома. – Официально дело закрыли, но поиски похитителей якобы продолжаются.

- Ну, это они навряд ли будут делать, - успокоившись, сказал я. – Главное, что Дашка дома.

- Это да…

Всю последующую дорогу мы молчали.

И только выйдя из форда, я вспомнил об Эльзе. Мой телефон показывал, что сейчас без десяти восемь. Я отсутствовал два часа. Немало. В надежде на то, что девушка еще спит, я взбежал по лестнице на шестой этаж и, приводя в порядок дыхание, открыл дверь. Вкусный запах я учуял уже в общем коридоре. Впрочем, это могли быть и соседи. Стянув кроссовки, я вошел в квартиру. Нет, несомненно аромат жареной картошки исходил из моей кухни. На цыпочках миновав прихожую, я выглянул из-за арки. Эльза, напевая английскую песенку покачивалась в такт из стороны в сторону и помешивала картошку на сковороде. Я бесшумно покрался к плите и схватил девушку. Эльза закричала и выронила деревянную лопатку. Поняв, что явился хозяин квартиры, девушка перестала вырываться, но отвернула голову, скорчив обиженную гримасу.  

- Ты чего? – не понял я и попытался дотянутся до ее губ своими, не вышло.

- Что это было вообще?! – по ее голосу я понял, что она играет и рада меня видеть. – Оставил одну, ушел. «Еда на кухне» - передразнила она меня – Где ты нашел тут еду?

- Я думал, что ты догадаешься приготовить, - я еще крепче обнял ее.

Эльза вспыхнула, уже серьезно рассердившись и повернула ко мне надутое личико, приоткрыла рот, чтобы полностью убить меня морально, но было поздно. Я подался в перед и накрыл ее губы своими. Пару секунд она еще построила из себя обиженную, а после повисла на мне.

Когда мы закончили, она высвободилась и выключила плиту. Я достал две тарелки и передал ей. Эльза наложила две огромные порции, и мы сели за стол. Надо сказать, я до безумия люблю жареную картошку, больше разве что огнестрельное оружие и девушек. Умяв половину, я промычал с набитым ртом:

- Ты обалденно готовишь!

Эльза залилась краской и промолчала. Доев, я сполоснул обе тарелки и вдруг почувствовал, что девушка прислонилось головой к моему плечу. Я удивленно взглянул на нее:

- Ты чего?

- Мой бывший постоянно ходил на стрелки. Чаще всего рано утром и поздно вечером, - тихо проговорила она. – Я всегда очень боялась за него. Но он всегда выигрывал, и однажды взял меня с собой, - девушка помолчала, я увидел, как у нее в глазах скапливаются слезы. – И… и он проиграл. Понимаешь? – она подняла голову и посмотрел на меня. – Его сильно избили, он был весь в крови. Я попыталась помочь ему, но он оттолкнул меня. Обвинил во всем меня, - Эльза всхлипнула, я обнял ее, внимательно слушая. – Он сказал, что я ему больше не нужна. Я потом много раз ему писала и звонила. Он добавил меня в «Черный список», а по телефону сказал, чтобы я забыла этот номер, - девушка смолкла и уронила голову мне на грудь.

- Эльз, - я постарался говорить, как можно более ласковым тоном. – Все хорошо. Я всегда буду рядом.

- Я… я подумала, что ты тоже пошел драться, - она вытерла глаза. – Я не хочу, чтобы все повторилось.

- Такого не будет, - ответил я уверенно и улыбнулся. – Сегодня я познакомился с одним интересным человеком.

- Странное время для знакомств, - Эльза тоже улыбнулась.

- Не я назначал свидание.

- Вадим.

- Мм?

- Мне пора. Янины родители двое суток подряд были в ночь, они вот-вот вернутся. До субботы они будут в день, так что ночевать я буду у Яны.

- Звук вашего прелестно голоса смягчает жестокость ваших слов, - на память процитировал я слова Бекингэма из романа Дюма.

Эльза рассмеялась и, чмокнув меня в щеку, пошла обуваться. Я последовал за ней, натянул свои кроссовки.

- А ты куда?

- Настоящий джентльмен должен проводить прекрасную леди до дома, - пояснил я.

- А я думала, ты просто хочешь позлить Яну, - Эльза с улыбкой глянула на меня.

- Ну, - протянул я и развел руки. – Не без этого.

***

Палатку мы с РомРОРомой нашли сразу. Да и не нужно было для этого особой труда. У склона, ведущего к реке уже столпилось человек пятнадцать. С разных сторон вместе с нами шли еще люди. Приблизившись, мы увидели парней и даже несколько девушек в возрасте от четырнадцати до двадцати с лишним лет. Около палатки стоял Егор. Заметив нас, он кивнул и опять принялся смотреть по сторонам. Оглядываясь, я приметил немало ребят из нашей школы. Некоторых я знал по именам, но не больше. Многих встречал на улице, но ничего особо никогда в них не примечал.

Собравшиеся обменивались между собой информацией, кто-то просто смеялся, другие смотрели на Егора в ожидании. Наконец парень поднял руку, призывая к молчанию.

- У нас появились новенькие. Один, - он кивнул в сторону Ромы. – Под твою ответственность, Денис, - из толпы вышел парень чуть постарше нас, почти лысый, но с красивым лицом, кивнул нам. – Второй – под твою, Вов, - рядом с Денисом встал парень, на голову ниже меня, но по телосложению и лицу был он явно старше. – Вот и ладно, - кивнул Егор. – Задачу сложную им не ставить – контроль двора в течение двух часов, время выберете сами. Теперь переходим к другой части нашей встречи. Как вы слышали, нами были успешно ликвидированы двое преступников. На их руках уже шесть похищений. В пять из них мы не вмешались. Но по признанию одного из похитителей, нам стало известно где держатся дети. Их местонахождения вам я сообщать не буду, скажу только, что от нашего города — это далеко. Поэтому все будет зависеть от тамошней полиции, в которую поступил анонимный звонок, сразу же после полученной нами информацией. Надеюсь сегодня-завтра вы сможете увидеть в местных новостях репортаж о освобождении ребят, - он перевел дыхание и продолжил. – Теперь о культуре, господа. Пока «в Багдаде тихо и спокойно», следует помнить, что нынче лето и терять время, пока есть погода, нельзя.

-В воскресенье фестиваль на капище, - напомнил кто-то из толпы.

-Помню, - кивнул Егор. – Желающие собираются на автостанции послезавтра, либо же добираются своим ходом. Вы – не детский сад, организовать поездку сможете и сами. Далее, хотел вам сообщить, что не так давно в Интернете появилось сообщение о начале приема работ на конкурс социальных видеороликов. Приз денежный и неплохой. А деньги, ребята, не помешают. У меня есть пара идей, камера со штативом всегда наготове, так, что желающих поучаствовать в данном проекте, прошу мне отписаться, - Егор замолчал, обвел всех внимательным взглядом и сказал в заключение. – Также, кто еще вдруг собирается уезжать летом, прошу написать мне хотя бы приблизительные даты отъезда и приезда. Все, господа, можете быть свободны.

Народ начал потихоньку рассасываться. Егор сделал нам знак, чтобы мы подождали и скрылся в палатке. Тимур и Витя тоже остались. Денис подошел к Роме, а Вова ко мне.

- В каком доме живешь? – спросил он глухим басом, который совсем не подходил такому маленькому парню.

- На Индустриальной десять.

- Я сбоку от тебя, - кивнул Вова. – Дежуришь в своем дворе с часу до трех. Следишь за порядком. Понятное дело, если пацанье там дерется, сиди себе и наблюдай. Но если, что серьезное… сам понимаешь.

Я кивнул. Вова пожал мне руку и удалился. Денис тоже попрощался с Ромой и направился в противоположную сторону. В это время из палатки вышел Егор с бутылкой «Байкала».

- Лимонад – моя единственная слабость, - улыбнулся парень и отхлебнул из горла. – Будете?

Мы отказались. Пить после того как все ушли в одиночку было как-то не очень. Егор кивнул:

- Думаю, что у вас возникли вопросы. Задавайте.

И он был прав.

- Егор, - начал я.

- Просто Гор, - поправил меня парень.

- Хорошо, - я пожал плечами. – Гор, но ведь про такую толпу могут пойти слухи. Как вообще…

- Общий сбор проходит раз в месяц в разные дни, - пояснил Егор. – И как, может вы поняли, приходят на него не все, а только ответственный за определённый квартал города, как, например, Денис и Вова. Они доносят полученную информацию через сеть или вживую своим подопечным. То есть вам. А так, если в нескольких кварталах происходит что-то активное, то с них я опять собираю только ответственных, и они обо всем рассказывают. А собравшаяся на пустыре компашка молодежи в двадцать с лишним человек, вряд ли вызовет подозрение.

- И что, не возникает никаких споров и драк? – усомнился Рома.

- Мало, - покачал головой Егор. – В основном так, дурачатся если. Понимаешь, все ребята не общаются друг с другом. Их много, некоторые не знают друг друга даже в лицо. Конечно, создаются вроде как команды по три-пять человек, у которых много общего. Они ходят в одни секции, кружки или просто им интересно вместе. У нас есть и те, кто симпатизируют коммунистам и восхваляют Сталина, есть те, кто наоборот против революции и всячески пытается увековечить последнего Императора. У каждого тут свои религиозные, музыкальные и исторические взгляды. Но это не мешает ребятам быть одним целым. Все они – самые обычные, таких миллионы. Но их объединяет то, что у них у всех есть какая-то искра внутри, и эта искра порой перерастает в пламя, - Егор усмехнулся. – Нет, надо определенно опять начать писать, а то скоро начну заговариваться.

Я в изумлении смотрел на этого человека, который совмещал в себе столько всего необычного. Мало того, что он сумел организовать негласно большую часть городской молодежи, направить ее развитие в нужное русло и руководить всем этим процессом, но еще так же, оказывается занимался киносъемкой и вдобавок писал рассказы.

- Короче говоря, думаю, вы своих единомышленников найдете, - Егор улыбнулся. – Надеюсь вопросов больше нет?

- Нет, - ответил Рома, я покачал головой.

- Можете идти, - Егор пожал нам предплечье.

И мы, кивнув Тимуру с Витей, направились в город.

***

Обещание Егора действительно сбылось. Компанию себе мы с Ромой нашли быстро. И были это не парни с моего или Роминого квартала. С ними мы общались хорошо, но было это в рамках: «-Здорово –Здорово -Ты как? -Нормально».

А сдружились мы с двумя парнями с нашей параллели. Переходили они в десятый Б, мы же – в А. Виталю и Серого я знал. Первый два года назад ходил со мной на бокс, а Серый, как и я увлекался историей, и мы нередко встречались на дополнительных занятиях и олимпиадах. В прошлом году я взял первое место, он – третье.

В системе было немало людей религиозных. Некоторые исходили из родов староверов, другие нередко бывали в церкви, третьи каждую неделю ездили на языческое капище. Ни я, ни Рома никаких твердых убеждений по поводу того, «кто сидит на небе и плюет на нас дождем» не имели, как и Серый с Виталей. Серый постоянно ошивался вокруг красивых девушек, а такие грехи имел и я, а Витале, с виду хмурому, как и Роме, с особами женского пола невезло. И оба они любили рок и бардовские песни. Правда Ромычу медведь наступил на ухо, да и не на одно, зато Виталя неплохо пел и играл на гитаре.

Обычно, мы собирались после выполнения своих обязанностей и ходили по городу, весело беседуя о разной ерунде, иногда, заметив лавочки усаживались на них и, забыв про прохожих, слушали пение Витали, подпевали и сами. Серега на данный момент встречался со своей одноклассницей Соней, которая тоже всегда ходила с нами. О нашей деятельности она ничего не знала, поэтому я решил, что тоже могу брать Эльзу с собой. Две девушки нашли общий язык, и мы всюду ходили вшестером. Две пары и два холостяка.

Прошел уже месяц от нашей первой встречи с Егором, а я все никак не мог справиться со странным ощущением того, что я вижу то, чего не видят все эти люди, проходящие мимо меня. Они торопятся домой, в школу, на работу, в колледж, еще куда-то. Их мысли заняты семьей, зарплатой, оценками. У каждого из них своя жизнь. Все они живут в нашем городе, не замечая, что рядом с ними существует еще один мир. Невидимый мир, который населяют обычные ребята, готовые прийти на помощь любому человеку. Обычные ребята, которым за это никто не платит, которых никто за это не хвалит. Они такие же, как и все. Или нет? Как я не старался, но избавиться от таких мыслей не мог. А любопытство к лидеру и создателю – загадочному парню по имени Егор Велесов, росло все больше. Когда я его видел, он был веселым и беспечным оптимистом. Но мне казалось, что за этой маской простодушия скрывается намного большее. Но он почти ничего не рассказывал о себе, своей семье, своем прошлом. Если судить, какое прошлое у девятнадцатилетнего парня? Два года назад – окончание одиннадцати лет обучения в школе, далее – поступление на исторический факультет. Но что-то было в Егоре, говорящее, что этот парень пережил много. Однажды он это и сам сказал, правда не мне, а Тимуру, тогда человек десять собралось вечером у костра, мы были там, Виталя бренчал на гитаре, а Егор с Тимом сидели чуть в стороне ото всех. Я уже давно заметил, что из своих близких, Егор все-таки больше доверяет Тимуру, а не Вите.

- Знаешь, Тим, - Егор покрутил в руках ветку и бросил в костер. – Черт побери, ведь я прожил кучу жизней! А ведь все еще, наверное, впереди… За что мне это? – и он посмотрел на Тимура кажется ожидая услышать совет.

Но его друг лишь усмехнулся и пожал плечами. Егор вздохнул, тряхнул головой, словно приходя в себя и подсел поближе, чтобы слышать Виталю.

Про тот вечер я напоминал разве что себе самому, стараясь разгадать судьбу Егора. Я поинтересовался у Серого и Витали, не знают ли они чего.

- Про него вообще много говорят, - задумчиво ответил Серый. – Он сам ничего о себе не рассказывает.

- Я это заметил, - хмыкнул я. 

- Говорят, была какая-то история с рассказами его друга, - вставил Виталя, убирая гитару в чехол.

- Какими рассказами?

- Без понятия. Типа что-то кому-то не понравилось, были разборки, но это лишь слухи.

- Он только про Беркут иногда говорит, - вспомнил Серый.

- Беркут? – не понял я.

- Ага, - лениво отозвался Виталя. – Вроде после этой поездки у него в голове что-то перекренилось и он за все это дело и взялся.

- Что за Беркут-то? – допытывался я.

- Лагерь, - пояснил Серый. – Военный. Гор туда в шестнадцать кажется попал. Вот после того лета и началась движуха…

Больше про судьбу Егора Велесова мне ничего узнать не удалось. Да и виделись мы редко, но при любой встрече он был приветлив и весел. Разве что один раз мы с Ромой по срочному делу без предупреждения нагрянули к Егору в гараж. Он сидел в кресле с старым синим портфелем на коленях и листал какую-то тетрадь. Увидев нас, парень бросил три тетрадки в этот самый портфель, а его кинул в угол. Вскочив, Егор выбранил нас. Мы, смутившись, ждали, но парень тут же пришел в себя. Больше я не видел у Егора ни синего портфеля, ни каких-либо тетрадей.  


КОНЕЦ ВТОРОЙ ЧАСТИ

У Вас недостаточно прав для комментирования. Зарегистрируйтесь или авторизуйтесь.

 

Комментарии

  • Батьківщина

    Sumak Sumak 07 Декабря 2016
    Можливо, ти мала на увазі "рідніше", аніж ...
     
  • До школи

    kartohka12345 kartohka12345 04 Декабря 2016
    Дякую.Я над цим попрацюю.
     
  • Мама

    Sumak Sumak 04 Декабря 2016
    У четвертому рядку перенавантаженн я ...
     
  • Осінь - чаклунка

    Lemeh Lemeh 04 Декабря 2016
    "Наче курчаток їх спатки вкладає" так ...
     
  • Мама

    topolenok topolenok 03 Декабря 2016
    Згодна з Kris Maks... Однак, як же все-таки ...
     
  • Вірна подружка

    Nataly Nataly 03 Декабря 2016
    Дуже дякую
     
  • Мама

    Nataly Nataly 03 Декабря 2016
    Дякую
     
  • Мама

    Kris Maks Kris Maks 03 Декабря 2016
    Вірш написаний з любов'ю до мами - це ...
     
  • Вірна подружка

    topolenok topolenok 03 Декабря 2016
    Як для автора-початків ця, оповідання ...
     
  • До школи

    Sumak Sumak 02 Декабря 2016
    Лесю, я пораджу тобі дописати ще одну ...