1 1 1 1 1 (1 голос)

Следует читать после книги Синий портфель и поездка в столицу, а именно после главы "Михины рассказы и театралка"

СИСТЕМА ГОРА

Часть первая Воспоминания о ВПЛе

Приезд
Последний раз Егор ездил на поезде в девять лет и, естественно, подзабыл все ощущения. Ехать ему посчастливилось в фирменном вагоне. То есть он (вагон разумеется) отличался от обычного наличием кондиционеров, биотуалетов и розеток под столиками. Парню очень пригодилось только последнее. Ибо электронная книжка, которую он прихватил с собой, была практически полностью разряжена. На кондиционер попутчики «сверху» постоянно жаловались, говоря, что им холодно. Температуру прибавлять им не стали, потому что индивидуальных кондиционеров, даже в фирменном вагоне, не было, и температура бы прибавилась во всем вагоне сразу.

Рядом с Егором ехала бабушка с внуком. Наблюдая за белобрысым пацаненком, парень невольно усмехался, понимая бабушку, которая частенько полушутливо прикрикивала на внука.

- А ты куда едешь-то? – обратилась бабушка к Егору.

-В военно-полевой лагерь, - отложив книгу, ответил парень.

- От института, да?

- Не, - Егор хмыкнул. – Мне шестнадцать.

- Ой, - засмеялась попутчица. – Извини уж! Говорю – от института…

- Да ничего, - улыбнулся парень. – Я привык.

Ему в самом деле всегда давали на два-три года больше настоящего возраста.

- Евгений! А, ну-ка не лезь к дяде!

Маленький Женька привстал на цыпочки и вызывающе посмотрел на парня, который лежал на верху. Вдруг тот резко метнулся к пацаненку, схватил его обеими руками и начал щекотать. Евгений заливисто захохотал, вырвался из рук парня и свалился прямо к бабушкиным ногам.

- Женька, что я тебе говорила!

Егор улыбнулся и вновь взялся за книгу. В военный лагерь он собирался ехать еще в начале года, но всерьез стал искать подходящий только в мае. Вообще планы у него расходились. С одной стороны, оставлять одну бабушку не хотелось, с другой – все-таки манил палаточный лагерь в Крыму. Вроде все решил, да и бабушка настояла на поездке, но тут возникли проблемы. Сама путевка была парню по карману, ну и бабушка могла прибавить немного от пенсии. Цена трансфера из Москвы в Севастополь и обратно тоже была приемлемой. Но вот добраться из сибирского городка до столицы было довольно-таки дороговато.

Егор уже полностью отказался от идеи с лагерем – и вот нате…  Решил обратиться к знакомому писателю Олегу Верещагину. Он опять же посоветовал севастопольский лагерь и еще один в Коломне. Парень посмотрел цены, сравнил. «Беркут» (именно так назывался коломенский ВПЛ) его устроил. И добираться нужно было лишь до Москвы, а потом на электричке до Жуковского.

- Женя! Вы уж извините.

Парень с верхней койки улыбнулся:

- Да ничего, у меня племянник такой же.

- Такой же белобрысый? – улыбнулась и бабушка.

- Ага, - парень взял кружку, спрыгнул и пошел за кипятком.

Через три часа читать наскучило. Егор зевнул. В вагоне практически все спали. Тоже что ли подремать?

Парень достал телефон, воткнул наушники и лег на подушку. Запел Растеряев. Перед Егором сразу поплыли образы полей, лесов и деревень. Почему-то вспомнился Мишка. Работа в университете его родителям надоела. Продав квартиру, дачу и гараж, их семья переехала в Сочи. Эх, выбраться бы к ним как-нибудь… Новые друзья с театральной студии никуда не делись, наоборот численность кружка даже возросла. Но с каждым месяцем Егор все больше ощущал, что всё это – веселье, бессмысленные разговоры, кино каждый месяц – совсем не то, что ему нужно.

Заснул парень довольно быстро.

Проснулся вечером и читал до тех пор, пока не выключили лампы, которые давали основной свет в вагоне.

В Екатеринбурге Егор купил себе поесть, вернулся в вагон. И следующие полтора дня прошли без всякого разнообразия. Парень разбавлял сон чтением, музыкой и едой.

Москва. В принципе, ничего Егор в ней так и не увидел кроме Казанского вокзала. Сразу пошел к кассам и купил билеты на электричку. Решил набрать директора клуба.

- Алло, Евгений Эдуардович? Здравствуйте, это Егор. Я выезжаю через пятнадцать минут в Жуковский.

- Привет, да хорошо, я буду ждать у выхода в город. Ехать тебе ровно час, платформа «Отдых»

- Да, я понял. До свиданья, - парень убрал телефон и огляделся.

Люди. Как их много. Все идут, глядя вниз. Егор, живший в маленьком городке, скорей в поселке, мегаполисы не любил. Хоть и неправильно судить о городе, толком его не увидев. Но парень был полностью согласен с мнением о городах немца из фильма «Брат».

Подъехала электричка. Егор потуже затянул шнурки на берцах и вошел в вагон. Никого. Ну и ладно. Парень сел и достал книжку.

Электричка ехала быстро, Егор прикинул, что при такой скорости и времени езды, Жуковский находится от Москвы примерно в ста километрах.

На следующей остановке в вагон вошли два парня и сели на место для инвалидов. Егор про себя хмыкнул, кто знает, может тут так принято.

Услышав: «Платформа Отдых!», парень поднялся, взвалил на себя тяжеленный рюкзак и пошел к дверям. Пройдя через турникет, он поднялся в город. Перед ними предстали маленькие магазинчики, пара продуктовых и столько же салонов сотовой связи. Решив, что пора пополнить желудок, Егор купил себе мороженое и таким образом пообедав, набрал номер Евгения Эдуардовича.

- Алло! Нет, я уже поднялся. Да, хорошо, сейчас.

Парень взял с асфальта рюкзак и зашагал к дороге. Там его уже ждал среднего роста полноватый мужчина. Он протянул Егору руку:

- Привет.

- Здравствуйте.

- Пойдем что ли, - и он направился к стоянке.

Егор попытался угадать – какая у директора военно-спортивного клуба машина. Остановил свой выбор на темно-зелёном джипе. Прогадал. Евгений Эдуардович подошел к небольшому красному автомобилю и, нажав на пульте кнопку, открыл багажник.

- Кидай рюкзак.

Егор стянул ношу и положил в машину. Думать о том, что придется таскать на себе такую тяжесть все время, не хотелось. Парень был крепким, но вес багажа его смущал.

- Переночуешь в клубе, - сказал Евгений Эдуардович, выруливая. – Сбор завтра в семь тридцать, в семь чтоб был в форме. Вечером к тебе еще сосед прибудет, так что не соскучишься. Камуфляж на диване лежит, примеришь, подпишешь. Понял?

Егор кивнул. С директором он созвонился еще дома, узнав, что поезд прибывает в Москву за день до начала смены. Ситуация была решена просто – парень переночует в Жуковском, а на следующее утро вместе со всеми поедет в Коломну.

Военно-спортивный клуб Беркут располагался в подвале. Егора это ничуть не удивило. В его городе внизу домов делали магазины, а раньше в одном из подвалов был Центр Творчества, в который парень ходил на театральную студию.

Евгений Эдуардович открыл дверь, и Егор прошел внутрь.

- Давай, - кивнул директор клуба. – Посиди пока, я по делам смотаюсь.

- Хорошо, - парень спустился в темное помещение, дверь захлопнулась, в замке повернулся ключ.

Егор поставил рюкзак на пол и огляделся. Он находился даже не в комнате, справа и спереди были двери, слева - длинный коридор. На стене напротив входа висели два плаката, разрисованные, видимо, детьми. Два отряда. Триста спартанцев и Викинги. Егор вспомнил, что в Беркуте два лагеря летом – один для детей младше двенадцати, в самом Жуковском. На стене слева висела информация о клубе, ее Егор читать не стал, поскольку сам был наслышан. Рядом на стенде были приклеены фотографии инструкторов клуба.

«Лыжный спорт – Задонская Наталья Сергеевна; Греко-римская борьба – Артеев Максим Григорьевич; Тхэквондо и ОФП – Мамонтов Василий Николаевич; Туризм – Глотов Игорь Витальевич; Юный десантник – Кириков Евгений Эдуардович, директор клуба». Стенд был украшен изображениями флага ВДВ.

Егор оглядел два небольших черных дивана, на которых, судя по всему, ему предстояло переночевать. На спинке одного лежал пакет с камуфляжем. Парень взял его и достал одежду, примерил на себя. В соседней комнате отыскалось зеркало. Собственное отражение Егору понравилось. Учитывая то, что парень постригся почти налысо, в камуфляже и берцах он смотрелся как призывник.

Сняв форму и переодевшись в спортивный костюм, Егор решил обследовать весь клуб. Пройдя по коридору, он оказался в спортзале, пол которого был устелен матами. В правой стане имелась дверь, ведшая в другой точно такой же зал, может, правда, чуть больше первого. Закончив исследование, парень вернулся к входу и уселся на диван.

Минут через тридцать Егор услышал, что кто-то открывает дверь. Раздались шаги, и парень увидел мужчину с него ростом, был он в камуфлированных штанах и обычной куртке, с черными усами и очками со специальной удерживающей веревочкой. Егор понял, что это – Игорь Витальевич, специалист по туризму.

- Здравствуйте, - парень поднялся.

- Здравствуй, - кивнул вошедший и прошел в комнату справа.

Там что-то загремело и зашуршало. Егор опять сел. Вскоре Игорь Витальевич появился вновь.

- А ты чего тут? – поинтересовался он.

- Я в лагерь, - пояснил парень. – Поезд просто на день раньше приходит.

- Ясно, - кивнул инструктор и скрылся в комнате.

Егор зевнул, и в этот момент дверь наверху снова заскрипела и в клуб спустились высокий парень, уже одетый в форму и мужчина в костюме, чуть пониже первого. Игорь Витальевич, услышавший шум, выглянул из проема.

- Здравствуйте, - мужчина подошел к нему и, обменявшись с инструктором рукопожатием, показал на парня. – Вот, принимайте! 

- В лагерь?

- Да, - кивнул мужчина.

Тем временем парень сел рядом с Егором и представился:

- Данил.

- Егор.

- Ясно, - несколько озадаченно проговорил Игорь Витальевич, положил на пол веревки, которые держал в руках, достал мобильник и кого-то набрал. – Алло, Эдуардыч! Ты приедешь? Да! Тут парня-то доставили. Да, хорошо, - он убрал телефон и обратился к мужчине. – Сейчас директор приедет, документы отдадите, обсудите все.

Мужчина кивнул и сел на стул, стоявший у стены.

Евгений Эдуардович себя ждать не заставил. Приехал минут через десять, положил на небольшой столик около диванов пакетик с пирожками, бросил нам:

- Ешьте, а то месяц только тушенку жрать будете, обидно будет, - затем повернулся уже к мужчине. – Пойдемте в кабинет, - и они оба ушли в сторону коридора.

Данил взял пакет и принялся развязывать. Из комнаты вышел Игорь Витальевич.

- Откуда про лагерь-то узнали? – спросил он.

- Я от писателя, - ответил Егор. – Олега Верещагина.

- Ну, Верещагина я лично не знаю, - ответил инструктор. – Вот друг мой с ним хорошо общается. А я вот у Крапивина в Каравелле бывают. Слышали такого?

Данил отрицательно покачала головой, Егор кивнул.

- Классик, конечно. Правда в последнее время у него стали появляться довольно своеобразные вещи, - Игорь Витальевич вновь поглядел на парней. – Чего ждете-то от лагеря?

Оба пожали плечами. Егор и вправду не знал, чего ждет. Он поехал в ВПЛ, потому, что его привлекала военная служба и сами военные. Объяснить внятно это взрослому человеку парень отчего-то не смог. Данил, занимающийся дзюдо, решил отправиться в Беркут по совету друга, который в этом клубе занимался.

- Ясно, - усмехнулся Игорь Витальевич. – Ну, бывайте! Я на второй неделе к вам прибуду.

Он ушел, а Евгений Эдуардович и отец Данила вышли из кабинета.

- Ну, давай, Дань, - мужчина подмигнул сыну. – Скучно тут вам не будет, в картишки если что, - он хмыкнул.

Тут директор клуба посерьезнел и покачал головой:

-Нет, с картами у нас строго. Никаких азартных игр.

Мужчина глянул на него и согласно кивнул. Они направились к выходу. В дверях Евгений Эдуардович остановился и обернулся:

- Часов в восемь сторож придет.

Ребята кивнули, и двое мужчин удалились.

-Ну, батя, - покачал головой Данил, доставая из рюкзака карты. – Чуть не спалил.

Первый день

Проснулся Егор в шесть тридцать. Данил уже встал и уплетал печенье, которое купил вчера, когда пришел сторож. Егор свои пирожные съел сразу, но Данил был человеком великодушным и поделился с новым знакомым. Позавтракав, парни посмотрели на часы – было без десяти семь. Автобус через сорок минут. Егор вспомнил, что ему нужно подписать форму, отыскал у себя в рюкзаке ручку и вывел на изнанке карманов штанов и куртке свою фамилию, Данил посоветовал то же самое написать на бандане, что Егор и сделал. После этого парень надел форму.

В семь ноль пять пришел Евгений Эдуардович, кивнув парням, он скрылся у себя в кабинете. Егор вспомнил, что еще не отдал свои документы и пока никто не явился, зашел к директору. Все проверив, Евгений Эдуардович спросил:

- А фотография где?

- Я вам по е-мейлу отправил, - похолодев ответил Егор.

- Мне она зачем на е-мейле? – директор махнул рукой. – Деньги за форму давай.

Парень вытащил из кармана тысячу и протянул Евгению Эдуардовичу.

- Все, свободен. Никто не пришел еще?

- Не-а, - Егор покачал головой и вышел.

***

Автобус оказался буквально забит. Егор пытался разобраться кто из ребят занимается в Беркуте, а кто приехал, как и он впервые, но это у него не получалось. Одни болтали, другие молча смотри в окно. Некоторые были одеты в форму, некоторые нет. Так, что гадай не гадай, кто есть, кто – не поймешь. Данил сразу нашел свой круг. Его приятель, тоже Данил, только не Колоколов, а Ясев, оказался тоже большого роста парнем, а также у него и Егора были одинаковые рюкзаки. Рядом с двумя Данилами сидел среднего роста светловолосый парень, звали его Никитой Ащеуловым, или попросту Ащиком. Он напоминал Егору какого-то героя из советского военного фильма, но какого именно, парень вспомнить не смог.

Евгений Эдуардович уехал вперед на машине, а Ащик иногда подсказывал водитель дорогу.

Егор сидел рядом с Данилом, поэтому слышал разговор этой троицы, но не вмешивался. Однако вскоре ребята перешли на тему логических задач. И тут уж парень встрял, разгадывая одну за другой. Настал черед загадывать ему.

-Бар. Забегает мужик, - начал Егор. – Просит у бармена стакан воды. Бармен достает ружье, направляет на мужика, тот говорит «спасибо» и уходит. Что произошло?

Оба Данила задумались, Ащик приподнял брови. Егор восторжествовал.

- Может у него были проблемы со стулом, бармен его напугал, мужик в штаны наложил и поблагодарил его, - предположил Ясев.

Все расхохотались, Егор покачал головой.

- Да просто испугался он! – сказал Колоколов. – Спасибо сказал типа чтоб сбежать поскорей.

- Нет, - Егор покачал головой. – Мужик был реально благодарен.

Все опять задумались. В это время автобус свернул с дороги, заезжая в Аэроград.

- Ну, все, ребята, - Ащик многообещающе улыбнулся. – Вы попали.

- Прям конкретно попали? – уточнил Данил.

- Прям конкретно, - ответил Ащик.

Автобус проехал по дорожке и въехал на поляну, на которой уже стояли палатки, и остановился. Народ начал высыпать наружу.

- Так что с мужиком-то было? – спросил Егора Данил.

- Икота у него была, - усмехнулся парень.

Приезжих встретила толпа человек в десять. Это оказались ребята, прибывшие в лагерь досрочно. Егор не совсем понял, почему его тоже не отвезли к ним, но когда узнал, что ребята устанавливали несколько часов огромные палатки, а также умывальники с кухней, не стал расстраиваться по поводу того, что его оставили ночевать в клубе.

Евгений Эдуардович построил всех в теньке.

- Итак, - начал он, разглядывая неровный строй. – Я не знаю, чего вы хотели, когда вы сюда ехали и какие задачи перед собой ставили. Мы здесь, чтобы вас напрягать. Значит вы здесь для того, чтобы напрягаться, - он опять оглядел построившихся. – Каплин, Ащеулов, Калинин – ко мне!

Трое парней вышли из строя и подошли к директору.

- Вот это, - Евгений Эдуардович. – Показал на парня, который был в серых шортах и черной футболке. – Свободная форма, в которой вы будете большую часть времени. Вот это, - кивок в сторону парня в тельняшке без рукавов и камуфлированных штанах. – Легкая парадная форма. А это, - директор указал на парня, полностью одетого в камуфляж, под курткой виднелся тельник. – Парадная форма, которая надевается на построения, строевую подготовку, ночные дежурство. Все ясно?

- Так точно! – не очень слаженно проорал строй.

- Свободны, - Евгений Эдуардович ушел в сторону палаток инструкторов.

Весь первый день занимались установкой лагеря. Несмотря на то, что палатки были поставлены, на кухню уже назначили наряд и в умывальники набрали воду, но предстояло еще так же соорудить в три большие и в одну маленькую – для девочек – палатки кровати и полки. С первыми проблем не возникло. Сначала поставили вдоль палаток по четыре кровати, положили на них длинные доски, на них – фанеру, скрепили шурупами, сверху кинули матрасы, на которых уже можно было класть спальники. А вот конструкцию полок понять долго никто не мог, пока не пришел Василий Николаевич и не объяснил, что да как.

Устроились, разложили вещи, то есть скинули рюкзаки, а на полку сложили кружки с ложками. Объявили построение. Инструкторов на данный момент было трое – Мороз Игорь, Василий Николаевич и директор Евгений Эдуардович. Игорь Витальевич обещал прибыть позже.

Всех разбили на три взвода по возрастам. Каждому взводу по палатке. Поскольку самых младших, от 12 до 13 лет оказалось меньше всех, Егора и еще трех парней перевели из первого и второго в третий взвод.

- У нас каждый год проводится соревнование между взводами, - говорил Евгений Эдуардович. – Но сейчас соревнования на таких условиях будут нечестными, поэтому мы вдобавок разобьем вас на группы. Делать это сейчас не имеет смысла, в ближайшие дни проведем турнир по ОФП, по результатам распределим всех так, чтоб силы были более-менее равными.

После речи директора лагеря, построение было закончено, и все ребята начали разбирать чугунные муляжи автоматов, сваленные в кучу посередине поляны. Егору достался автомат с четырнадцатым номером.

Обед проходил на улице, так как никакого помещения рядом кроме Аэрограда не было. Это Егора не страшило, он знал, что едет в военно-полевой лагерь и никаких благ цивилизации здесь не будет.

Кухня представляла собою два деревянных стола со скамейками. Еда готовилась в двух больших канах, стоявших на походной печи, в отдельном небольшом варился чай или компот.

После ужина было собрано вечернее построение, последнее за день, на котором ребятам сообщили, что на ночь назначаются часовые, два часа дежурят два человека под руководством начкара.

Егора назначили в первую ночь на первые часы дежурства со времени отбоя вместе с парнем Васей, которому было двенадцать лет, но по Егор едва ли доставал ему до плеча. Вася отличался также чистоплотностью, днем парень увидал у него бутылку с водой, попросил попить, Вася дал, а обратно взять отказался, сказав, что после других не пьет и не ест. Егор пожал плечами и сразу же осушил всю бутылку.

Начальником караула на первую половину ночи назначили Ащика. С полчаса ребята сидели на кухне, а Никита рассказывал про Беркут.

- Первая неделя тут, считай, обустройство. Вторая поинтересней, марш-броски будут, соревнования между группами. На третьей - подготовка к сдаче голубого берета, девятнадцатого весь день сдают…

- Как его получить? – спросил Егор.

- Евген потом объяснит, - отозвался Ащик. – Ну, вообще, с утра марш-бросок, потом эстафета «Семь озер» на время и заключительное – кросс до реки, там вплавь до начала моста, обратно и бегом назад, тоже на время.

- А ты сколько сюда ездишь уже?

- Третий год уже. Я берет получил, когда в первый раз приехал, вот такое редко бывает. В основном бывалые вырывают.

- А сколько всего беретов?

- Обычно три, - ответил Никита. – Иногда бывало больше, но скорей всего три.

- Понятно, - кивнул Егор.

- Будешь сдавать? - поинтересовался Ащик.

- Наверное, - пожал плечами парень.

- Надо, - кивнул Никита. – Все сдают.

Вася молчал, оглядываясь по сторонам. В стороне от кухни были навалены бревна и доски, за ними начиналось поле. Поговаривали, что в Коломне самый крутой Аэроград в России. Егор не знал, правда ли это, но за первый день своего пребывания он увидел около ста парашютистов, а гул самолета не смолкал и ночью.

Ащик взглянул на часы.

- Давайте, парни, обход пора делать.

Егор с Васей поднялись и пошли вокруг лагеря. Территория была совсем небольшой – поляна, на ней четыре палатки, спереди еще две - инструкторов и одна с продуктами, за ними - кухня и водокачка, вот и все, в принципе.

Когда парни дошли до второй палатки, Егор шепнул Васе: «Я сейчас» и скрылся внутри. Парень всю жизнь прожил на севере, был привычен к холоду, и пошел нести караул, надев под тонкую куртку только тельняшку. И поплатился тем, что основательно продрог. С помощью фонарика Егор отыскал свой рюкзак, достал и надел поверх тельника свитер. Кто-то из пацанов выругался во сне, Егор хмыкнул и выскользнул на улицу. Вася терпеливо ждал его.

- Пошли, - кивнул парень, и они направились к кухне.

 

Присяга и диверсанты

Проснувшись от крика Евгения Эдуардовича «Паааадъем!», Егор готов был поклясться, что спал от силы полчаса, хотя и улеглись все до одиннадцати. Парень сел в спальнике, поморгал и огляделся. Человек пять, зевая, потягивались, остальные бесстыдно и нагло дрыхли. Егор выбрался из спальника, дотянулся до штанов и принялся одеваться

- Горыч, - сонно протянул Коля. – Можешь спать, ты ж в карауле был?

- Да, - кивнул Егор.

- Ну, дак спи, - с этими словами командир перевернулся на другой бок.

Егор повесил штаны на кровать и опять влез в спальник. Тут в проходе появился Василий Николаевич.

- Я не понял! Почему спим! Подъем! Через десять минут строимся у туалета с голым торсом! – только после столь громогласных возгласов палатка стала постепенно оживать.

Егор оглянулся на Колю.

- Да спи, спи, - махнул рукой командир. – Вымотаться за день успеешь.

Егор пожал плечами и упал на матрас, тут же отключившись, не смотря на возникшую шумную возню. Не трогали его до завтрака, и опять парню показалось, что прошло минут пять, а не около часа, как это было на самом деле. 

***

Первую неделю Егор, откровенно говоря, скучал. От Беркута он ожидал совсем другого. Ему казалось, что жить ребята буду в лесу, из которого фиг выберешься, что каждый день будут походы, костры. Но ничего этого не было. Как казалось парню, программа была составлена не очень хорошо и подробно. Он считал, что слишком много времени уходит в пустую. Денис Ефанов и Тихон Атаманов, с которыми Егор сдружился в первые дни, парня поддерживали, говоря, что насыщенности лагерю не хватает.

Сначала был проведен кросс в два километра, Егор прибежал восьмым, что посчитал неплохим результатом, так как с прошлого года он практически не занимался спортом, после учебы пропадая на работе. По случайности ли, специально ли, но парень, состоя в третьем взводе попал в третью группу.

Командиром и взвода, и группы был Коля Калинин. Но на второй день пребывания в лагере он повредил себе ногу и сам в состязаниях не участвовал.

После распределения групп, Евгений Эдуардович объявил, что через три дня состоится сдача присяги, после чего сдавшие получат корочку. Без этой корочки берет получить нельзя.

Егор заволновался. Он не очень-то надеялся получить берет, видя парней своего года, а то и младше, которые гораздо больше умели и были крепче. Коля, правда, его утешил, сказав, что присяга – это фигня и учить там даже нечего.

Но Егор бы так не сказал. Чтобы сдать присягу надо было за минуту разобрать автомат Калашникова, который никогда до этого в руки не брал, выучить простые команды и действия, запомнить все армейские звания, а также характеристики отечественного оружия. Из всего это создавались билеты, как на экзамене, в них было по пять вопросов. Точней по четыре, под пятым пунктом значился калаш.

***

Егор сидел на спальнике вместе с Денисом. Они зубрили характеристику Ак 74. Иногда к ним подходил Серега Злобин невысокий, но довольно крепкий парень, тоже учил, а потом опять пропадал в палатке второго взвода.

Егор за неделю понял, что направление его в третий взвод было ужасной ошибкой. Ибо от желания перебить всю малышню, он еле сдерживался, до того они иногда были невыносимы.

- Прицельная дальность равна… - Денис зевнул. – Ё-мое!

- Ага, - подтвердил Егор.

В этот момент из палатки первого взвода выскочил рыжеватый парень, которого все называли Коломна, Кирилл Котов и его девушка Даша. Они встали лицом друг другу и загорланили:

Солдат шел по улице домой

И увидел этих ребят.

«Кто ваша, мама, ребята?» -

Спросил у ребят солдат.

Мама – анархия,

Папа – стакан портвейна!

Мама – анархия,

Папа - стакан портвейна!

Коломна отчаянно жестикулировал руками, Егор с Денисом, смеясь, наблюдали за ними. Из палаток тоже повыскакивали зрители.

Все они в кожаных куртках,

Все они большого роста.

Хотел солдат пройти мимо,

Но это было непросто.

Мама – анархия,

Папа – стакан портвейна!

Мама – анархия,

Папа - стакан портвейна!

К певцам присоединились еще ребята, остальные либо просто наблюдали, либо дрыгали головами в такт.

Довольно веселую шутку

Сыграли с солдатом ребята:

Раскрасили красным и синими,

Заставляли ругаться матом.

Мама – анархия,

Папа – стакан портвейна!

Мама – анархия,

Папа - стакан портвейна!

Артисты закончили и, откланявшись, ушли в палатку. Ребята опять взялись за зубрежку, но от ежедневного чтения в глазах уже рябило.

- Дэн, давай строевую подготовку лучше, а? – предложил Егор.

- Давай, - согласился Денис.

Но им было не суждено осуществить подготовку к присяге. По лагерю раздался клич:

- Стро-о-о-имся на ужин! Стро-о-ои-имся на ужин!

- Первый взвод! Строимся!

- Второй взвод, на ужин!

Егор кинулся к своей палатке. Мелкие занимались всякой ерундой. От просто валяния, до игры в карты, хотя старшие предупредили, что, если колоду обнаружат, игравших заставят съесть её.

- Третий взвод! – вскричал Егор. – Строимся на ужин! Колян!

- Иду, иду, - поднялся Коля и закричал сам. – Строимся! Не слышали, что ли?

Ребята высыпали на улицу. Евгений Эдуардович, убедившись, что все построились кивнул и лагерь двинулся на кухню. Чтобы получить свою порцию надо было простоять всю очередь, получить тарелку, дойти до накладывающего, затем уже сесть за стол. Егор один раз уже был в наряде, но ничего не делал, кроме как рубки дров, розжига огня, да мытья стола с посудой. Готовкой и раздачей занимались остальные.

Отбой в лагере был после десяти часов. На вечернем построение все исполняли Гимн России, после чего разбредались чистить зубы и по палаткам, исключение составляли первые часовые.

В тот день Егор как обычно завалился в свой спальник и почти тут же отключился. Парень заметил такую странность: у себя дома он ночами никак не мог заснуть, его постоянно мучили мысли, незаконченные дела, в Беркуте же он вырубался мгновенно. Так же дома время летело быстро, в основном когда Егор страдал бездельем. В лагере же наоборот, он был нередко занят и хоть жаловался на недостатки программы, но день все равно был забит, и тянулся он медленно, словно неделя! Бывало вспомнишь, что было утром, а кажется, что это месяц назад произошло! Вот только ночи пролетали быстрее скорости света…

Егор вдруг почувствовал какие-то звуки, а потом громкий крик Евгения Эдуардовича:

- Па-а-адъем! Па-а-адъе-ем!!!

Неужели утро?! Парень вскочил и в одних трусах рванул к выходу. Со спальников начали вылезать остальные.

Холодная ночь, непроглядная темень на улице. Но Евгений Эдуардович кричал, бегая от палатки к палатке.

Впотьмах Егор отыскал одежду, натянул ее, влез в берцы, попытался нащупать под кроватью автомат. Но его не было. Парень стиснул зубы. В палатке царил хаос, все бегали туда-сюда, кто-то все еще сидел в спальнике, обалдело таращась на все происходящее. Другие уже выбегали на улицу. Егор махнул рукой, пошарил еще под кроватью и схватил первый попавшийся автомат.

Построились на удивление довольно быстро.

- На наш лагерь напали диверсанты, - известил Евгений Эдуардович, разглядывая полусонных бойцов. – Они связали начкара Егора Кузнецова и скрылись. Ваша задача – не дать им уйти. Ясно?!

- Так точно! – гаркнули сорок глоток.

- Вперед, - директор указал в сторону поля, где находился «пруд» - бассейн, сделанный для лагеря.

И ребята ринулись вперед, в бой. В поле Евгений Эдуардович окликнул их, велев выстроится углом, с ним по середине, далее угол превратился в круг, несколько человек разошлись во все стороны.

- Вижу, вижу! – заорал кто-то совсем рядом с Егором. – Вон он!

Егор глянул в сторону «пруда». За автомобильными шинами, служащими ограждением, прятался человек. Поняв, что он обнаружен, диверсант побежал к противоположному от нас берегу.

- Окружаем! – крикнул кто-то, кажется Тихон.

И, забыв про оборону директора, ребята сорвались с места, разделившись по две стороны. Вдруг перед ними возник второй человек. Никто ничего не успел понять, как он уже скрылся там, откуда все прибежали. Человек шесть отделились и бросились за ним. Егор следовал за первым беглецом. Но когда он подбежал четверо парней, среди который Егор различил только Серегу Злобина, уже скрутили и связали диверсанта, который оказался Никитой Ащеуловым. Довольные и радостные ребята вернулись к Евгению Эдуардовичу. А там уже был повален Дима Каплин.

- Каплину и Ащеулову по банке сгущенки! – утвердил директор.

По строю прокатился унылый стон.

***

Егору попался пятый билет. Парень не очень помнил нумерацию, да это ему было и не нужно. Со строевой подготовкой у него все было в порядке, с Калашниковым он спокойно управлялся за тридцать секунд, какие там шестьдесят! За звания Егор тоже не волновался, их он теперь знал четко и точно, а вот с оружейной характеристикой… Но вопрос сложным не был: убойная дальность пули Ак 74. 1350 метров, это парень запомнил точно. Красные корочки получили все, кто сдавал на присягу. А не сдавали всего лишь двое – Пашка, который заявил, что присяга эта ему не нужна, и Рома Ахмедов, который порезал себе палец за день до сдачи. Егор же выделялся среди остальных тем, что в его корочке не было фотографии.


У Вас недостаточно прав для комментирования. Зарегистрируйтесь или авторизуйтесь.

 

Комментарии

  • Батьківщина

    Sumak Sumak 07 Декабря 2016
    Можливо, ти мала на увазі "рідніше", аніж ...
     
  • До школи

    kartohka12345 kartohka12345 04 Декабря 2016
    Дякую.Я над цим попрацюю.
     
  • Мама

    Sumak Sumak 04 Декабря 2016
    У четвертому рядку перенавантаженн я ...
     
  • Осінь - чаклунка

    Lemeh Lemeh 04 Декабря 2016
    "Наче курчаток їх спатки вкладає" так ...
     
  • Мама

    topolenok topolenok 03 Декабря 2016
    Згодна з Kris Maks... Однак, як же все-таки ...
     
  • Вірна подружка

    Nataly Nataly 03 Декабря 2016
    Дуже дякую
     
  • Мама

    Nataly Nataly 03 Декабря 2016
    Дякую
     
  • Мама

    Kris Maks Kris Maks 03 Декабря 2016
    Вірш написаний з любов'ю до мами - це ...
     
  • Вірна подружка

    topolenok topolenok 03 Декабря 2016
    Як для автора-початків ця, оповідання ...
     
  • До школи

    Sumak Sumak 02 Декабря 2016
    Лесю, я пораджу тобі дописати ще одну ...