1 1 1 1 1 (0 голосов)

Пейнтбол и марш-бросок

Площадка для игры в пейнтбол располагалась справа от дорожки, по которой по утрам ребята бегали два километра. До этого Егор принимал участие в состязаниях по стрельбе шариками с краской лишь раз, когда его класс поехал на турбазу. Тогда парню везло не особо, из игры он вылетал практически сразу, а команда его почти ни одного боя не выиграла. Но в тот раз Егор не чувствовал особого влечения к пейнтболу. В лагере же появился особой азарт, так как команды были либо из одного взвода, либо из одной группы и стремление одержать верх было у каждого.

Территория была огорожена заборчиком с сеткой, у входа стоял накренившийся неисправный вертолет, в котором все ждали своей очереди, подбадривая и наставляя игроков.

В команде Егора оказался Пашка и трое мелких. Враги представляли собою Никиту из второго взвода и Леху из первого, остальным тоже только исполнилось по двенадцать лет.

Команды заняли свои позиции, раздался сигнал. Секунд десять царила тишина. В вертолете кто-то из зрителей, не выдержав, заорал: «Давайте мочите уже!». После это сразу же послышались выстрелы. Егор решил поэкономней обращаться с патронами. Пригнувшись он добежал до следующего укрытия, которое представляло с собой две доски, поставленные углом. Слева вел огонь Пашка. Егор понял, что пора бы и самому начать, осторожно высунул ствол и выглянул сам. Тут же в воздухе что-то просвистело и шарик противника врезался в доску, в двух сантиметрах от уха парня. Егор перекатился на другую сторону и открыл огонь. Никита находился в другом конце и кажется стрелял в мелких из команды Егора. Лехи видно не было. Двое мелких противников спрятались за шинами и метили в Пашку. Один из них стоял боком к Егору, представляя собой удобную мишень. Парень прицелился и двумя выстрелами «отправил пулеметчика на тот свет». Мальчишка поднял руки и понуро побрел к выходу. Егор глянул влево и увидел, что Пашка тоже поднимается из укрытия, поставив оружие на предохранитель. Левая часть маски у парня была залита краской, так, что он мог видеть только одним глазом. Он пошел с территории, как вдруг сзади в него впилась длинна очередь. Пашка выгнул спину, развернулся готовясь дать ответ.

- Все, все! – закричал Евгений Эдуардович от входа. – Все! Подбили!

Огонь прекратился. Егор, поняв, что его уже обошли с тыла, прополз дальше, посмотрел в сторону Пашки и вдруг увидел, что Никита и двое мелких из его, Егора, команды «убиты». И когда успели? Оставались только Егор с еще одним пацаном из третьего взвода, а против них – Никита и еще двое.

Парень осторожно, стараясь не попасть под пули огляделся. Рядом послышалось движение, Егор резко развернулся и выстрелил наугад. Из-за его прежнего укрытия кто-то застонал, а через мгновения поднялся Никита.

-Вот зараза, Гор, - проговорил он и направился к выходу.

Минус один. И тут до Егора дошло, что это вполне мог быть свой. Он выглянул в проем, сделанный в доске. Послышались одиночные выстрелы и тут же вскочили два пацаненка. Один из команды Егора, другой – из «врагов».

- Я в тебя первый попал!

- Нет я первый! Я тебе в руку!

- Нет я тебе в живот!

- Да я!..

Их оборвал Евгений Эдуардович, крикнув, чтобы оба покинули зону.

Остались только двое. Егор и какой-то мелкий. Парень почувствовал, как радостно забилось сердце. Еще бы! Он остался один из команды, победа уже близка. Но так ли это? Может этот пацаненок учится в кадетской школе или же вундеркинд-стратег? Егор высунулся из укрытия. Не было слышно ни стрельбы, ни движения. Короткими перебежками и перекатами парень добрался примерно до середины территория. Высунулся из укрытия. Да где же этот мелкий?! Парень глянул в сторону зрителей. Может паренька давно убили, а над Егором просто потешаются? Но нет – лица у всех были серьезными, но все молчали, никто не подсказывал ни Егору, ни его маленькому противнику. И тут парень увидел, как спереди, метрах в пятнадцати, из-за укрытия высовывается ствол автомата. Упав на землю, Егор пополз к врагу. Существовало правило, что если сумел подойти к противнику вплотную, огонь вести нельзя, нужно направить на него ствол и сказать: «Убит». Что Егор и сделал, перекатившись к укрытию он обнаружил пацаненка, сидевшего к нему спиной.

- Убит, - парень ткнул мальчишку стволом в спину.

Тот испуганно, развернулся, отпрянул и выпустил в Егора, наверное, все оставшиеся патроны. Парень сжал зубы, чтобы не закричать, до того болезненным было попадание с близкого расстояния.

- Идиот, - выдохнул Егор и поднялся.

- Ой! Извини, извини!

Парень махнул рукой и пошел к сломанному вертолету.

***

Шла вторая неделя лагеря. Приехал Игорь Витальевич, которого все вскоре стали называть просто Игорем. Он и сделался вместо Евгения Эдуардовича ответственным за третий взвод.

А Егору ВПЛ нравился все больше и больше. Причем количество людей в нем значительно убывало. Кто-то заболел ангиной, видимо, перепил ледяной воды из скважины, кто-то умудрился неудачно прыгнуть и то ли сломать себе ногу, то ли еще что-то сделать, но так сильно, что его забрали. Другие, преимущественно мальчишки из третьего взвода, просто не выдерживали и просили родителей увезти их домой.

Первый марш-бросок прошел в день, когда солнце особо не припекало, но и сильного ветра тоже не было. Короче говоря, погода стояла подходящая.

Когда Егор спросил тех, кто приехал в Беркут не впервые, какова дистанция этого марш-броска, ответ «километров пятнадцать» заставил его обдумать вариант, не остаться ли в лагере, откосив от «пробежки», но тут же отказался от этой постыдной мысли. Причем бежать собирались ребята, которые были младше его на четыре года.

При беге по прямой дороге, на которой ребята сдавали кросс дистанцией в два километра, Егор особых сложностей не ощущал, разве что ремень автомата натирал шею, но парень быстро с этим свыкся и перестал обращать внимание. Егор старался держаться в середине строя. Но чем дальше они бежали, тем больше рядом с собой парень видел либо полных, либо мелких. Ни к той, ни к другой категории себя Егор не относил, поэтому решил поднажать и выбился вперед.

Когда ребята добежали до поворота, Евгений Эдуардович остановился, объяснив это тем, что надо подождать отставших. Егор развернулся. И правда, в начале все бежали плотной кучкой, сейчас же строй сильно растянулся.

- Ну, давайте, давайте! – бежавшие в первых рядах стали торопить отставших, отчаянно жестикулируя.

Когда все прибыли к месту остановки, Евгений Эдуардович кивнул, и ребята побежали вновь.

- Здравствуй, мама! – выкрикнул вдруг директор лагеря.

Егор подумал было, что от долгого бега у Евгения Эдуардовича поехала крыша, но люди бывалые поддержали и продолжили:

-Я пишу тебе письмо!

Здравствуй, мама!

У меня все хорошо!

До Егора дошло, что это песня, он бежал, поддерживая автомат, и внимательно вслушивался в слова.

Мать не знает

Как мы ходим по горам!

Мать не знает

Как бывает трудно нам!

И проходят наши юные года

В Закавказье, где идет война!

Следующие строчки ребята прогорланили особенно громко:

-Под шум и взрыв гранат!

Шагает наш отряд!

Взлетает вертолет!

И мы идем вперед!

И не отступим мы с тобой назад!

-Все! – махнул рукой Евгений Эдуардович, когда кто-то попробовал допеть до конца. Всю песню знали немногие.

Миновав небольшой деревенский поселок, директор вновь объявил остановку. Некоторые подумали, что можно отдохнуть и стали потягиваться, сняли автоматы… Но не тут-то было. Евгений Эдуардович прошел какое-то расстояние по траве, остановился, достал фотоаппарат и дал приказ по-пластунски проползти до него. Казалось расстояние совсем небольшое. Но одно дело строить из себя партизана на теплом полу, а то и на матах, и совсем другое – переть через траву, держа в руках трехкилограммовый автомат.

Трава резала Егору ноги, но это было еще ничего по сравнению с тем, что ощущали локти… А Евгений Эдуардович вовсю развлекался, фотографируя ползущих к нему «зеленых человечков».

Егор подумал, что узнай «защитники детства», о том, как ребята отдыхают в Беркуте, то клубу бы мало не пришлось. Впрочем, одна история, в ВСК все-таки была. Какой-то американский сайт разместил фотографии из лагеря, где ребята с ножами, воздушками и просто в форме. В длинной статье автор расписал, как русские дети учатся жестокости и насилию, и что все выпускники Беркута в будущем обязательно пополнят элитные войска президента РФ. Евгений Эдуардович разобрался, дал публичный ответ, что о своем будущем все выпускники Беркута заботятся сами, а задача инструкторов заключается в том, чтоб воспитать в ребятах чувство патриотизма, мужества, чтобы они могли постоять за себя, за свою семью, за своих девушек, в конце концов. Один из американцев, правда, оказался адекватным и в комментариях к статье написал так: «Их дети вырастут воинами, а наши дети – рабами Макдональдса».

А ребята уже бежали дальше. Свернув еще раз направо, они приблизились к дороге. Следующая часть маршрута, как зловеще обещали бывалые, была самой сложной.

Чего уж Егор себе не представлял, так это то, что придется идти по болоту. Парень жил в тайге, а именно в местности, которая своими болотами прям-таки славилась. Однажды они с Михой, заблудившись в лесу, в болото встряли… Приятным воспоминанием этот случай Егор не считал. Но назад пути не было. И за две недели парень понял, что чем дальше он идет, прогоняя слова «нет, не надо, зачем?», тем сильней он становится.

Шли недолго, взвалив автоматы на плечи, но болото оказалось холодным. По середине Егор задирал голову, до того было глубоко. Поднявшись на поверхность, он подивился тому как мелкие умудрились не испачкать подбородки.

Пять минут ребятам дали на то, чтобы выжаться. Вылив воду из карманов, постукав по одежде и выжав берцы, они вновь двинулись в путь.

Последующую дорогу у Егора ежеминутно возникало ощущение, что у него падают штаны с трусами. Поправляя их, парень обнаруживал, что и те, и другие находятся на положенном месте, но ощущение не пропадало.

И вот новая остановка. Дождались всех. Евгений Эдуардович неспешно пошел вперед. Егор, готовясь к самому худшему, вместо со всеми последовал за директором. Какого же было удивление парня, когда он увидел две небольшие грязные лужицы. Подумаешь! Проползти метров тридцать-пятьдесят по грязи, нет, для конца нужно было что-нибудь более оригинальное.

Но, как и в случае с травой, Егор просчитался. Во-первых, ползти было гораздо труднее, во-вторых автомат, который носить на себе было уже просто невыносимо, нельзя было замарать, в-третьих подслоем грязи скрывалась щебенка, об которую раздирались коленки и локти. Доползя до второй лужи, Егор подумал о том, почему он до сих пор жив. Дохляком себя парень не считал, но его физическая подготовка за последний год оставляла желать лучшего. Некоторые стали подниматься, миновав лишь середину пути, Евгений Эдуардович ничего не говорил, лишь качал головой. Но Егор решил, что точно доползет до конца, по обыкновению в такие моменты, он стиснул зубы и ускорился.

Ну, вот и все! Прощай, грязь! Точнее, здравствуй, если оглядеть себя. Пришлось вновь выворачивать карманы и оттряхиваться, штаны уже в самом дели начали спускаться.

- Ну, двинули! – крикнул Евгений Эдуардович, убедившись, что все привели себя более-менее в порядок.

Ребята обогнули лесок и вновь вышли на трассу перед входом в лагерь. Дождавшись, когда все машины проедут, они перешли дорогу и открыли ворота. В лагерь вбежали грязные, уставшие, но веселые. Поприветствовали наряд на кухне и двинулись отмываться.

***

На вечернем построении вместо обыденного исполнения гимна, Евгений Эдуардович, оглядывая все три взвода поочередно начал говорить. Первые минуты две его речи Егор прослушал, вспоминая ощущения марш-броска, но после цитаты Ницше, парень вернулся в реальность.

- Да, - продолжал директор. – «Все, что нас не убивает, делает сильнее». Запомните это. Вот вы сравните себя со своими же сверстниками. Что они сейчас делают? Колбасу жрут? За компьютером сидят, в игрульки играют? А вы себя спросите: «Вот мой одноклассник смог бы как я?» - Евгений Эдуардович выдержал паузы и вновь оглядел всех ребят. – Вот вы пробежали двадцать километров, по гнили, грязи проползли, в болоте по горло прошлись, и опять бежали! Вот вы и ответите: «Нет, мой одноклассник с автоматом бы двадцать кэмэ не пробежал, по грязи бы ползать не стал…» И вот поэтому вы уже сейчас выше своих сверстников! Пускай они воображают себя крутыми или взрослыми там. Компьютер их такими не сделает. А вот наша задача – подготовить вас к самостоятельной взрослой жизни. К скучной, ответственной взрослой жизни. Вот у вас, Игорь Витальевич, какая жизнь была после юности?

- Какая, какая, - пожал Игорь плечами. – Трудно было, конечно, да и веселого мало. Но все бились и пробивались.

- Вот, - подвел итог Евгений Эдуардович. – И мы должны воспитать в вас это чувство, это желание бороться и идти до конца. Ну, что ж. У меня все, господа. По традиции исполняем гимн.

Голубой берет
 

Бежать, бежать. Да, бежать. Ног, кажется уже нет. Или от них все-таки что-то осталось? Сдаться, хотя бы остановиться? Хотя бы?! Ха. Не дождетесь. 

Автомат натирал шею, напоминая о том, что голова еще цела, а не послав владельца, смоталась подальше. А тут еще «Федора» иногда подбрасывали. Бревно, то есть. Тащили или вдвоем, или вчетвером. Было не то чтобы тяжело, но довольно неудобно. Один раз Егор чуть не уронил «Федора», но лишь изменил хват.

Все бежали, конечно, молча. Это тебе не пробежка с друзьями по стадиону. И даже не утренние два километра по полю в этом же Беркуте. Это – сдача на голубой берет. Испытание на прочность.

Большая часть третьего взвода осталась в лагере. Но Пашка Бирюк побежал.

После самого первого марш-броска за ужином Кирилл Ясев, парень из первого взвода заметил, что бежать в строю удобней в первых рядах, даже если у тех, кто пристраивается в конце примерно та же скорость. И он, в общем-то, оказался прав. Уставали все одинаково, но задние ряды отчего-то, хоть скорость они вроде не сбавляли, стали отставать и тихонько поскуливать. Сам Кирилл бежал, естественно, согласно своей теории ближе к началу, хотя признавался, что на берет вряд ли сдаст.

Вот и переход, вот и короткая передышка, пока проедут машины. Слишком короткая – автомобиля было всего два. И вновь – бух, бух, бух!

Болото. Осторожно, аккуратно. Два парня из первого взвода взвалили «Федора» на плечи и шагнули вниз. Егор последовал за ними. Появилось обманчивое ощущение, что уровень болота поднялся, но нет.

Вылили грязь из берец – и дальше! Зато теперь ноги ощущаются, еще как!

Грязь! О, родная, как же долго я ждал тебя! Бах! Ползком, ползком. Плевать на локти, или на то, то от них осталось. Подъем! Штаны-то как держатся? Всю гадость – вон из карманов!

Бежать, бежать, опять бежать.

Лагерь.

-Йее! Уааа! – на большее темно-зелено-серо-мокрообразная масса была неспособна.

Приказ – вычистить оружие, привести себя в порядок и строится на завтрак.

До палатки бы дойти…

***

Семь озер… Почти во всем Егор был уверен. Правда вот на соревновании по метанию ножей, которое провели два дня назад, парень то ли переволновался, то ли, что… но заметнул лишь один нож. Сейчас права на ошибку не было.

Итак – переправа по дереву, вниз, бегом к озеру! Мимо проносятся другие ребята, кто-то уже еле-еле плетется. Так, хорошо, в том же темпе обратно.

Егор подбежал к ножам. Три. Попасть нужно два. Инструктор рядом. Раз! Попал. Два! Неужели! Разворот – и обратно к озеру.

Теперь гранаты. Одна в дальнюю – легко! А теперь в ближнюю, чуть слабее, ну же… Есть! Обратно…

Винтовка. Дыхание, тише, тише, нет, еще тише. Да, вот так. Вдох, выдох, полувдох – выстрел! Поднялся, перезарядил. Без суеты, но быстро. Выстрел. Минус два. Еще раз. И последний. Без промаха. Все – назад, не думая ни о чем.

Паутина. О, да. Именно на ней Егор всегда прокалывался на тренировках. А тут еще оказалось, что нужно залезать не с той стороны, с которой начинали на подготовке, а с противоположной. Чтобы, мол, на стрельбище ненароком не попасть. Между шестью деревьями множество белых веревок, на каждой по колокольчику. Три раза задеть можно. Дальше – заработок штрафных кругов. Куда вообще лезть, е-мое… Первый раз, второй… Дзынь! Третий, все достаточно. Не туда? Как не там выход? Черт… Дзынь! Один штрафной есть, молодец, Егорушка. Вперед, теперь вниз, нагнуться, чуть подняться. Дзынь! Чтоб тебя! Вот здесь можно вылезти, наверное. Дзынь! Вылез.

Три штрафных. Вокруг водокачки. А рядом сидит Евгений Эдуардович, смеется. Ну, нет. Сжать зубы и опять к озеру!

Последнее испытание – азимуты. Указаны координаты, по ним нужно определить расположение флажка и записать в бумажку его номер. Так, компас, бумажка, карандаш, ага. Пошли! Раз, два, три, четыре, ага, один флажок. Разворот, направо пойдем-ка. Раз, два… Еще один. Быстрей, давай! Эх, какой там берет, Серега Злобин финиширует уже! Все, готово! Игорь, быстрей, пожалуйста. Есть, все правильно!

К озеру, к озеру, из последних сил.

На финише Егор «втопил». Не чувствуя уже не только ног, но и вообще тела.

Четвертый, из сдающих он – четвертый. Что ж, неплохо.

***  

Спарринг. Егор молча стоял, ожидая своей очереди, мысленно смеясь над собой. Это не айкидо, где атаки нет как таковой. Ни плавных движений, ни ловких захватов. Вот перчатки, вот морда противника. Бей, если сможешь, защитись, если успеешь. У каждого по одному бою. Всего ничего – продержаться две минуты. Всего ничего.

Ну, конечно, кого еще могли поставить с товарищем Велесовым? Естественно, Серегу Злобина.

Поприветствовав друг друга, парни закружили по поляне. Егор держал оборону, но пропустив хук правой, едва удержался на ногах, тут же ловко ответил Злобину в живот. Дальше оборонялись оба, восстанавливая силы.

И вдруг Серега резко выкинул правую руку, Егор не успел прикрыться и упал, но сделав кувырок назад, тут же вскочил. И через мгновение они закружили вновь, опять сблизились. И Егор отомстил – с правой снизу в подбородок. Серега пошатнулся и отошел на два шага назад. Это дало Егору уверенности, он двинул вперед. Но в этот момент время истекло, бой был окончен.

***

Вечер. Три парня, и невысокий мужчина стояли рядом. Мужчина что-то сказал, посмотрев, кажется, на таймер и один из парней, отложив чугунный автомат встал в позицию высокого старта. Мужчина взглянул на таймер еще раз и махнул рукой. Парень сорвался с места и побежал по проселочной дороге.

На повороте Егор сбавил скорость. Хотелось сплюнуть, очень хотелось, но слюны НЕ БЫЛО! Парень начал думать, что сходит с ума. Но от этого не остановился. Вот уже знакомые кусты, из-за них вдруг выбежал другой Егор, Кузнецов, который в этот год берет уже просто подтверждал.

- Рви, Гор! – крикнул он Велесову.

Егор кивнул и поднажал. Вот и берег. Инструктор протянул жилет. Не слушающимися пальцами парень натянул его на себя и, застегнув, бросился в воду. Рома Ахмедов плыл обратно. Кролем, кролем, им, родным. Жилет мешался и очень сильно. Егор перешел на брасс, плыть стало, на удивление, проще. Вот и начало моста, парень коснулся бетона рукой и поплыл назад.

Сбросил с себя жилет и мокрый рванул назад – к Игорю с таймером.

Опомнился он уже, когда завидел вдали грязь, по которой ползали утром. «Пробежал поворот!» - дошло до Егора. Он резко развернулся и побежал в противоположном направлении. Ну, конечно, вот она, дорога на лагерь. Какой уж тут берет…

Финиш. Это конец? Неужели. Егор упал в траву, поднял голову и посмотрел на Игоря:

- Серега уже прибежал?

- Нет еще, - покачал головой инструктор.

- Я думал, что он уже меня обогнал, - корил себя парень. – Я, блин пень, поворот прозевал…

***

- Первое место по всем сегодняшним тяжким испытаниям занял Сергей Злобин, - Евгений Эдуардович оглядел построившихся усталых ребят. – Второе – Кирилл Котов! Третьим стал Дмитрий Каплин. Четвертое место взял Роман Ахмедов, пятое – Егор Велесов, шестое – Наташа Князева!

Послышались хлопки. Егор сглотнул, Пашка Бирюк подмигнул ему. Парень вяло улыбнулся.

- Злобин! Выйти из строя!

Дрожа от волнения, Серега вышел на середину поляну и встал на одно колено. Евгений Эдуардович под торжественный гул надел ему берет. Серега поднялся, развернулся и крикнул громко:

- Служу Беркуту! – и встал в строй.

- Котов! Вам вручается значок «Отличник ВДВ». Вы прекрасно справились с заданием, но вот про поведение за всю смену, я этого сказать не могу, - Котов, понятливо кивнув, принял значок.

- Ахмедов! У вас присяги нет?

- Нет!

- Значит вольнонаемный? – усмехнулся Евгений Эдуардович. – Ну, на нет – и суда нет!

- Каплин! Выйти из строя!

Димка вышел и встал на одно колено. Ему вручили берет.

- Служу Беркуту!

- Велесов! Выйти из строя!

«Я? Как же… Но это же… Как же?»

Мало что понимая, Егор вышел к инструкторам и встал на одно колено. Ему на голову что надели и поправили. Парень неуверенно поднялся, пошатнувшись, повернулся и гаркнул гордо:

- Служу Беркуту!

- Князева! Вам за отличное прохождение всего лагеря, а также за хорошие результаты в сдаче на голубой берет, вручается значок «Отличник ВДВ».

Наташа взяла значок и со слезами крикнула:

- Служу Беркуту!

«Она должна была его получить» - догнала Егора досадная мысль. «Должна была. Если б не я. Но в следующем году получит! Пусть только попробует не получить…»

По традиции вечернее построение закончили гимном Российской Федерации.

***

Молодой человек крепкого телосложения, но невысокого роста, в камуфляже, тельняшке, берцах и голубом берете сидел на большом синем рюкзаке и читал толстую черную книгу.

Вдруг глухой голос что-то объявил. Люди на вокзале повставали, засуетились. Кто-то направился к перрону, кто-то к магазинам, видимо спеша купить что-то пожевать в дорогу.

Парень тоже поднялся. Убрал книжку, на которой было выведено узорчатыми белыми буквами: «Роберт Говард. Все приключения Конана», и направился к третьей платформе, на которую прибывал поезд, едущий из Москвы до небольшого городка Западной Сибири.

***

Егор отложил ручку, потянулся. Глянул на исписанные тетрадные листы, улыбнулся, сложил их и убрал в синий портфель. Иногда возникало желание взять и сжечь все эти записи. Сжечь прошлое. Сжечь того Егора, которого нет. Забавно.

Двадцать лет. Всего ничего. А сколько жизней он прожил? Уже со счету сбился.

Парень поднялся, кинул портфельчик в угол, подошел к зелено-черному велосипеду, стоявшему у правой стены, покрутил педали, удовлетворённо кивнул.

Затрезвонил телефон.

-Да! Нет, ба, я прокачусь. Да, хорошо.

Егор открыл двери гаража и выкатил велосипед. Холодный ветер растрепал его волосы и ударил по голым рукам, но парень поежившись, весело улыбнулся ему.

КОНЕЦ ПЕРВОЙ ЧАСТИ

У Вас недостаточно прав для комментирования. Зарегистрируйтесь или авторизуйтесь.

 

Комментарии

  • Батьківщина

    Sumak Sumak 07 Декабря 2016
    Можливо, ти мала на увазі "рідніше", аніж ...
     
  • До школи

    kartohka12345 kartohka12345 04 Декабря 2016
    Дякую.Я над цим попрацюю.
     
  • Мама

    Sumak Sumak 04 Декабря 2016
    У четвертому рядку перенавантаженн я ...
     
  • Осінь - чаклунка

    Lemeh Lemeh 04 Декабря 2016
    "Наче курчаток їх спатки вкладає" так ...
     
  • Мама

    topolenok topolenok 03 Декабря 2016
    Згодна з Kris Maks... Однак, як же все-таки ...
     
  • Вірна подружка

    Nataly Nataly 03 Декабря 2016
    Дуже дякую
     
  • Мама

    Nataly Nataly 03 Декабря 2016
    Дякую
     
  • Мама

    Kris Maks Kris Maks 03 Декабря 2016
    Вірш написаний з любов'ю до мами - це ...
     
  • Вірна подружка

    topolenok topolenok 03 Декабря 2016
    Як для автора-початків ця, оповідання ...
     
  • До школи

    Sumak Sumak 02 Декабря 2016
    Лесю, я пораджу тобі дописати ще одну ...