Крапивин, Возвращение клипера Кречет, корабельный Гоша

"Помните Возвращение клипера «Кречет»? Сразу скажу, очень трудно было договориться о интервью Георгия Лангустовича для нашей детской газеты. Редакции пришлось приложить все усилия - действовать через Домком, через ассоциацию УФОлогов. Согласовывать разрешение на интервью в секции "Летающие неопознанные субъекты", в подсекции "Летучие парусники". Но, наконец-то, когда все формальности были соблюдены, нам объявили место и время, и в десять часов утра корреспондент нашей газеты Алька Алферова стояла на тихой улочке Чапаева, рядом с городской библиотекой, и ждала.

 Ровно в десять часов, это случилось - раздался непонятный шорох и из мглистого неба на нашего корреспондента надвинулось заросшее морскими водорослями днище летающего клипера. Корабль призрак, да и только! С его палубы бросили швартовый - тот обвил ржавую телевизионную антенну, торчащую на коньке библиотечной крыши. С грохотом на обледенелый тротуар пал трап и по нему спустились вначале сам Георгий Лангустович, а за ним и Владик. Георгий Лангустович окинул грустным взглядом заснеженные просторы и зябко поежился:

- Это вы с настоящей газеты? - обратился он к нашему, несколько опешившему, корреспонденту. Нужно сказать, что несмотря на достоверные материалы, подтверждающие со всей документальной ответственностью возможность полетов клиперов и существование корабельных, наш корреспондент до последнего момента, где-то и как-то все таки сомневался в их существовании. Это в нашем корреспонденте развился, так называемый, синдром АНТИДЕДМОРОЗИУС, который выражается в том, что человек с какого-то момента перестает верить в чудеса.

- Георгий Лангустович, позвольте задать вам несколько вопросов. - справился с волнением корреспондент.

- Почему же... Можно. Потому и это. И прилетели. Вот, и Владик со мной напросился.

- Здрасте! - поздоровался Владик, спрыгивая с трапа на заснеженный тротуар.

- Здравствуй, Владик... - вежливо приветствовал главного героя повести наш корреспондент, - И все же, Георгий Лангустович, скажите, пожалуйста, что с вами было в том промежуток времени, как вы погиб... простите, исчезли и появились на клипере.

Георгий Лангуствич стеснительно засопел:

- Это очень... это как бы вам сказать. Личное! А может вы из желтой прессы? Любите, может, про личную жизнь? Так я это... предупреждаю - от таких вопросов на меня чихание нападает. Я тут на одного этого... корреспондента центрального телевидения от такого вопроса, тоже вот чихнул, так он это... теперь тоже летит. Наверное. Телекамеры тоже. Там, же. Летят. С оператором вместе.

- Да, что вы, Георгий Лангустович! - заверил корабельного, наш корреспондент, - у нас замечательная и вовсе не "желтая" газета! Не хотите отвечать и не нужно. Расскажите, пожалуйста, что теперь с "Кречетом", который образовался из волшебной бутылки?

- А что с ним. Набираю команду. Сильвестра вот взял... этим... бомбардиром. Напросился. Пожалел я его. Он... последнее время не поверите, ютился в этом... - Гоша стеснительно вздохнул, - ... в пентхаусе. Я то подумал в пакгаузе. Оказалось в пентхаусе. На сто семнадцатом этаже. Куда его занесло! Отсырел насквозь прячась за джакузи. И это... в общем не понравилось ему там. Или вот, коком взял Марка. Тоже прозябал в этом. В банке. Не в волшебной. В простом. Так поймали. Хотели сделать брендом, каракатица их задери. Корабельного брендом! В общем, набираем команду.

- Скажите, и как управляется теперь ваш "Кречет"? Может ли он ходить по морю, как обычный корабль?

- А что ему не ходить? Может, конечно. Управляется, как обычно. Рассекая волну, так сказать, бушпритом. Крутую волну.

- И вопрос к Владику можно: как там Тилька?

- А что Тилька. – Вступил в разговор Владик: - Во второй класс перешел. Вот опять волшебную бутылку вчера расколотил. Телескоп электронный делал. Микроскоп есть электронный, а телескопа нет. Чтоб в автоматическом режиме различать воздушные потоки. Выбирать подходящие для полетов.

- А скажите, Георгий Лангустович, может ли "Кречет" улететь в космос?

- Холод там... собачий. Ну, просто как здесь.... - Георгией Лангустович печально оглядел заснеженные окрестности, - И зачем "Кречету" космос? Но улететь может. Только Владик не может. Поэтому, как там без этого... без друзей? Владик здесь. Опять же Тилька. Он же людской, так сказать, корабль мой "Кречет".

- Были ли у вас друзья среди других корабельных гномов и что с ними теперь?

- Ну, были... но я же такой, не очень разговорчивый. А так почему же. А что последнее время, кого-то списали на берег, кто-то бороздит... но это уже не то. Конечно. Если атомоход, или просто дизель... Железо. Много железа.

- И какие книги вы любите читать?

- Понятно какие. Про море чтоб. Особенно стихи, чтоб про море. Но мало таких. Стихов сейчас, чтоб про море. Ох, что-то в носу опять чешется. Это на вопросы реакция. Все, хватит интервью! А то у меня от них аллергия. Это мне в домклинике диагноз поставили. Поэтому поднять якорь! Чихать всех наверх. Я хотел сказать - свистать! Отдать швартовый...

Огромный якорный канат слетел с ржавой телевизионной антенны, и клипер накренившись, отчалил от крыши библиотеки...

- А стихи! - опомнился наш корреспондент: - Как ваша поэма?! Где её можно прочесть?!

Но тут с небес донеслось такое отчаянное громкое АПЧХИ, что поежились заиндевевшие тополя. А клипер стремительно отбросило к горизонту. И вот уже он превратился в точку. И на этом интервью закончилось.

Спецкор газеты "Газетище" topolenok и главный редактор otuk

Комментарии  

ПАПЧ
0 #2 ПАПЧ 19 Августа 2011
Это потому, что у ника Тополенок тоже угадывается, что-то крпивинско-сказ очное :zzz
Luba
0 #1 Luba 21 Апреля 2011
Повезло topolenokу.

У Вас недостаточно прав для комментирования. Зарегистрируйтесь или авторизуйтесь.