1 1 1 1 1 (1 голос)

Находкин только что вернулся с прогулки. Голова кипела свежими мыслями и идеями. Перед глазами так и стоял образ детишек, играющих в кустах в разведчиков. Игра, как оказалось через полчаса наблюдения, не такая и простая, как показалось бы любому скучному взрослому. Ребята распределяли роли, выбирали задания, отчитывались перед командиром... У старика Находкина просто дух захватывало от столь прелестного сюжета.
Разувшись, как полагается истинному джентльмену, с помощью длинной ложки, а не нагибаясь, как мальчишка, стянув теплое пальто и с изящным поклоном самому себе сняв шляпу, Находкин расположился к кресле. Укрылся клетчатым пледом из натуральной шерсти, жесткой, но теплой, клацнул кнопку лампы. Затем растерянно оглядел тут же погасший светильник. Неужели опять пора менять лампочку? Денег на это сейчас нет совершенно. Да, денег у мужчины не хватало катастрофически. Но, как истинный джентльмен (об этом понятии Находкин никогда всерьез не задумывался, но верил - джентльмен - эталон, сущий идеал), никогда не признавался об этом ни себе, ни окружающим. Впрочем, окружающих у него было не так много. Поежившись от холода, старик встал и, проделав буквально несколько шагов, включил огонь в газовой плите. Тщательно задул спичку, проследил, чтобы огонек окончательно погас и только потом выбросил. Джентльмены всегда задумываются о безопасности. Затем хотел поставить кастрюлю к ужину, но не нашел в потайном шкафчике сосисок. Потайной шкафчик - самый холодный угол комнатушки, постоянно обдуваемый ветром, куда мужчина складывал иной раз продукты, которые скоро будет готовить. В шкафчике же не оказалось ничего, кроме кусочка вареной колбасы, покрытого уже красной несъедобной коркой. Посетовав на то, что придется опять просить еду у соседей, Находкин решил все-таки повременить с ужином. Мысль не ждет!
Вы когда-нибудь видели настоящее перо и чернильницу? Так вот у старика Находкина было и то, и другое. Поговаривали, что это перо дронта, давным-давно вымершей птицы, и оно передавалось в семье Находкиных из поколения в поколение - но это, конечно, выдумки. Была у джентльмена также огромная тетрадь в массивной кожаной обложке, весьма потрепанная временем и очень толстая. Страницы не помещались в тесной одежде и стремились вылезти наружу. Поэтому Находкин бережно перевязывал тетрадь бечевкой. Аккуратно развязав свое творение, старик в голос зачитал титульный лист, он всегда так делал перед началом работы.
"Книга великого авантюриста, искателя приключений и писателя Валентина Находкина, содержащая глубокий смысл.
Дети."
Смахнув ладонью несуществующую "пыль времени", как он сам любил выражаться, Находкин принялся за работу.
Да-да, этот семидесятилетний с хвостиком старик до сих пор считал себя великим искателем приключений. Вот только авантюра в его жизни была и есть всего одна - книга "Дети", которую Находкин начал писать в пятьдесят, когда его сын вырос и ушел в горы - стал альпинистом. Экспедиции были удычные, поэтому овдовевший отец регулярно получал жизнерадостное письмо и часть премии сына.
Звонок прервал труд писателя.
- Аллоу?
Находкин всегда растягивал это слово, как подобает истинному джентльмену.
- Находкин?! Батюшки, ты ли это? Столько лет... - зазвучал в трубке веселый женский голос.
Валентин узнал. И аккуратно положил трубку. Сейчас он нужен ей... А вот много лет назад она была нужна ему. Но с другой стороны, если бы она согласилась, не появился бы сыночек.
Находкин уставился в лист. Дальше не писалось. Поймав наконец нужную фразу, Валентин с утроенной силой принялся за работы, дабы сбить ненужные мысли.
И вновь Звонок.
Находкин долго не решался взять трубку. Вдруг опять она? Да и вообще, кто бы ни звонил - с какой стати?
Наконец он поднял телефон.
- Алло?
Он первый раз в жизни сказал обычное алло, без джентльменского растягивания. Даже робко и пугливо прозвучало это слово.
- Находкин Валентин Викторович? - произнес усталый мужской голос, чей хозяин был явно недоволен работой жизнью и этим звонком.
- Да...
- Отец Находкина Павла Валентиновича?
- Да...
- Соболезную, - без малейшего участия проговорил мужчина в трубке. - Ваш сын в экспедиции от 28 октября разби...
Находкин положил трубку.
Затем долго еще сидел в своем кресле, обдуваемый ветром из щели.
--
Примерно через полчаса он взял дрожащими руками тетрадь, краешек который был немного влажный от слез, достал страницы из обложки... И медленно-медленно, по одной страничке, сжег все на слабом огне газовой плиты.
Авантюрист перестал искать приключения.

У Вас недостаточно прав для комментирования. Зарегистрируйтесь или авторизуйтесь.

 

Комментарии