Обложка книги «Острова и капитаны»

Сегодня наш детский сайт представляет литературную викторину по известной повести Владислава Крапивина «Хронометр (Остров Святой Елены)» - первой части трилогии «Острова и капитаны». Викторину сочинила наш автор Маша Коршунова.


Впервые эту известную многим из нас, обитателей сайта «Сокровища Папча», повесть издали в 1987-1988 годах в журнале «Уральский следопыт». Как пишет в отзывах на неё в интернете одна женщина, впервые познакомившаяся с «Хронометром» именно через это издание (будучи ещё весьма и весьма юной), «ожидание каждого нового номера было невыносимым». Как же я понимаю её и всех переживавших подобные чувства ребят (которых наверняка было немало)! Стоит представить себя на их месте - что произведение, в котором ты уже просто живёшь, выдают маленькими порциями раз в месяц… Да, я понимаю, что это лишь усиливало любовь к прочитанному и интерес, но… В общем, хвала 21 веку и электронным книгам.

Однако разве об этом речь! Чем же подкупает читателей эта повесть? Пожалуй, все её читатели делятся на две категории (о чём сужу по тем же самым отзывам): на тех, кого наиболее привлекла в ней историческая сюжетная линия - о кругосветной экспедиции Крузенштерна и Лисянского; и на тех, кто с гораздо большим интересом глотал страницы о жизни Толика Нечаева, самого обычного открытого и жизнерадостного мальчишки. Я отношу себя к последней касте, хотя, читая о экспедиции, тоже отнюдь не зевала от скуки. Потому что одно дело - когда люди с их характерами и судьбами служат лишь декорациями для голых исторических фактов (самая тоскливая историческая литература построена именно по этому принципу), и совсем другое - когда наоборот.

Один шибко сознательный дяденька даже упрекнул Крапивина в том, что, дескать (цитирую не дословно): «Где же здесь возвышенные идеалы для детей и юношества? Все персонажи чересчур живые и приземлённые, с человеческими слабостями и недостатками». Вот честно говоря, не понимаю, что плохого в том, когда исторические персонажи похожи не на монумент, а на настоящих людей, в существование которых легко поверить. Идеалы, если относиться к ним так, как вышеупомянутый дяденька, останутся лишь чем-то красивым, но далёким от жизни. А если они будут, о ужас, живыми и чем-то отдалённо смахивающими на тебя, то вполне можно поверить в вероятность своего к ним приближения и начать стремиться к этому. Но - будет на эту абстрактную тему. «Обещал рассказы о морях-океанах, а ударился в гнилую философию…» - как говорил Курганов из «Хронометра».

Иллюстрация Е. Стерлиговой

Очень интересно лично для меня было увидеть Крузенштерна в роли директора Морского кадетского корпуса. Также с замиранием сердца читала страницы, когда русские корабли впервые пересекали экватор… С удвоенным вниманием следила за сюжетной линией с Головачёвым и, если честно, как и Толик не могла понять, какие причины могли толкнуть его на столь страшную меру по отношению к себе. Мало ли в мире, да и на той же «Надежде» людей более стоящих дружбы, чем Резанов? Могу объяснить это лишь природной ранимостью Головачёва и истощением сил, в том числе и моральных, после трудного плавания (что упоминается и Крапивиным…) А мой папа решил, что Головачёв просто разочаровался в людях после случая с Резановым. Эту тему, наверно, можно обсуждать бесконечно.

Толик - типичный, в общем-то, для тех времён мальчишка. Играет в городки, катается на лыжах и на самодельной «собачьей упряжке», мастерит воздушных змеев и модель подводной лодки, временами хватает двойки… Но это всё-таки внешняя, хотя и неотъемлемая и важная для Толика сторона его жизни. А в душе он тонкий романтик с богатым внутренним миром, чуткий, отзывчивый и самокритичный человек. Толик готов нажить себе неприятности ради того, чтобы завести хронометр по просьбе больного взрослого друга, может пойти против толпы ребят, чтобы поддержать неудачника Шурку… Многим, в том числе и взрослым людям, не хватает этих качеств. Важнейшей вехой детства Толика стала встреча с Кургановым и «Островами в океане», во многом определившая дальнейшее развитие его характера. После того, как он струсил во время грозы, Толик считает себя не вправе читать эту повесть. А Курганов стал настолько важным человеком в его судьбе, что после его смерти Толик считает главным делом своей жизни создать «Тайный Океанский Лазутчик Имени Курганова», чтобы увековечить его имя. В общем, к этому такому обыкновенному на первый взгляд мальчугану трудно не отнестись с большой симпатией.

Иллюстрация Е. Стерлиговой

Всем, кто ещё не читал эту повесть, очень и очень советую это сделать! Ну, а тем, кто прочитал - предлагаю пройти нижеследующий тест…

В оформлении викторины использованы
иллюстрации Е. Стерлиговой

Пройди тест

Комментарии  

Гера
+1 #2 Гера 10 января 2017
Один из самых любимых циклов, вот только вряд ли что-то точно вспомню, не раз перечитывал последнюю книгу "Наследники", там где про Егора.
Skwo
+1 #1 Skwo 08 ноября 2016
За три минуты набрала 90 баллов! Зато не открывала книгу и не искала в ней ответ на каждый вопрос! :P

У Вас недостаточно прав для комментирования. Зарегистрируйтесь или авторизуйтесь.

 

Комментарии