компас
семь футов

Октябрь 2015 года, солнечное ветреное утро третьего дня осенних каникул. На безлюдной окраине маленького посёлка среди гаражей, сосен и заброшенных зданий нахоятся трое. Двое мужчин у открытого гаража беседуют о своих автолюбительских - а может, и не автолюбительских - делах и изредка с удивлением косятся на странную девчонку лет четырнадцати, которая карабкается на трубу заброшенной котельной по пожарной лестнице с пакетом в зубах. А пожарная лестница - ровесница повести Крапивина "Та сторона, где ветер" - той самой книги, под влиянием которой она туда лезет... А может, и старше.

До сих пор бывает жутко думать, что этой девчонкой являлась я.

В пакете лежит мой самодельный алый воздушный змей под названием "Яшка Воробьёв". Я только что разочаровалась запустить его на Ямском поле - ветер хлопал дверями деревянных сараев, а змей всё равно не летел! Лишь один раз он красиво, свечечкой пошёл вверх, но поднялся не выше середины фонарного столба. "Рождённый ползать летать не может", - ехидничает внутренний голос. "У Ильки тоже, между прочим, змеи не получались!" - парирую я. "Сколько лет Ильке из книги и сколько тебе! Да не в этом дело. Безрукие вы, современные детки. Лук со стрелами себе сами и то не сделаете". "Но делают же змеев ребята с Ямской! Ребята с Ямской... Секундочку..."

И мне вспоминается рассказ одного из вышеупомянутых личностей - Толика. Как он лазил на эту самую трубу... И то, что в "Той стороне" змеев пускают не откуда-то, а с крыш... Значит, нужна высота!

Не осуждайте меня за легкомыслие. "Змеиная болезнь" и в самом деле невероятно сильная штука. Как горько, когда змей не хочет лететь - что с моими "Яшками" случалось постоянно, и как замирет сердце, когда он попадает в нужный воздушный поток, делает плавные пируэты и постепенно подгнимается вверх! "И всё равно потом падает", - не смог промолчать внутренний голос. "Да, падает. Но хорошо, что были хотя бы эти блаженные секунды"...

Вот уж совсем не думала я до прочтения "Той стороны, где ветер", что буду сходить с ума из-за змеев и потешать всё Ямское поле, а потом и Центральный пляж в Ейске своими попытками запустить красный полиэтиленовый ромбик!..

Но вернёмся к трубе котельной. Вот я, кажись, и наверху. Так. Свято соблюдаем принцип четырёх ступеней - находиться на четырёх ступенях пожарной лестницы сразу (на каждой ступени по одной руке или ноге). Если оторвётся одна - устою на остальных трёх. Да даже если две. Ну, а если оторвутся все четыре сразу - последней моей эмоцией будет не испуг, а удивление.

Вниз мы не смотрим, не смотрим... Ну вбок - ладно, посмотри. Ох, красота-то какая! Отсюда видно дома города. Вон в том живут три мои одноклассницы. Интресно, вдруг одна из них смотрит на балконе в подзорную трубу (я так иногда делаю)? И сейчас увидит меня... Попробую пока (чтобы отвлечься от дрожи в коленках) представить реакцию каждой из них (но читателю едва ли интересно вникать в мои отношения с классом).

И что Вы думаете? Я достала из пакета змея, "Яшка Воробьёв" тут же словил нужный воздушный поток и начал победно реять над верхушками сосен и осыпающимися крышами заброшенных зданий? Мужчины отвлеклись от разговора и ностальгически заулыбались, вспоминая собственное детство и собственных змеев? Если бы, если бы!..

"Жизнь - не кино, и тем более не индийское", - как-то так сказал в своём легендарном романе "Бегущий за ветром" (в котором тоже немалое место уделено воздушным змеям) Халед Хоссейни. Я поняла, что ЗДЕСЬ мне точно не до запуска змея, даже если это моя главная мечта. Надо пожалеть родителей, родственников, друзей и себя, потому что управлять змеем на такой верхотуре - занятие ну совсем не безопасное. "А ты об этом внизу не думала"? - любезно осведомился внутренний голос. "Да ладно тебе... Зато на город посмотрела". Эх... С позорной дрожью в коленках я сползла вниз, поклявшись никогда туда больше не лазить, и... полезла на крышу заброшенной газовой будки. Там куда ниже и безопасней.

Как знать, как знать. Может быть, оттуда бы он и полетел (в чём я сильно сомневаюсь), но тут началась первая метель этого года. Тотчас же загорелись огни недалёкой воинской части... Здорово было, несмотря на очередное разочарование от неудачного запуска, встречать первый снег в такой волнующей, как ветер, и романтичной обстановке.

...Моя "змеиная эпопея" продолжалась очень долго. Раз, в неимоверной силы антициклон, я пускала "Яшку" с балкона и увидела самый лучший его полёт, как в замедленной съёмке. Это был долгий, красивый подъём выше крыши нашего дома... В другие мои запуски с балкона он застревал на балконах соседей. Красиво летал мой змей и при морском ветре в Ейске, но, конечно, падал через несколько секунд...

Спасибо Владиславу Петровичу, что он заразил меня этой прекрасной "змеиной болезнью"! Меня до сих пор тянет дальше и дальше пускать моего "Яшку", просто не хочется новых разочарований. А покупать хлипкую китайскую игрушку (каждый второй продажный змей в моём городе - бракованный) нет никакой радости. Это даже предательство по отношению к моим предыдущим живым алым птицам, пусть и не способным к полноценному полёту - ВОЗДУШНЫМ ЗМЕЯМ.

У Вас недостатньо прав для коментування. Реєструйтеся або авторизуйтеся.