1 1 1 1 1 (1 голос)

Заключительная часть трилогии "Счастье". Продолжение глав "Звонок" и "Пальцы замерзли".

Было светло. Павлик очнулся в том же скрюченном, изломанном положении, в котором был под лавиной. Альпинистское снаряжение исчезло, на Паше была только клетчатая рубашка и удобные джинсы - его любимая одежда. Ничего не болело. Павлик встал, посмотрел вниз - пола не было. Вроде стоит на чем-то твердом, но на чем? Огляделся... Ни потолка, ни стен, ни дверей. И лишь табличка, будто парящая в воздухе: "Всему свое время". Павлик подошел к ней, постучал по предполагаемой прозрачной стене. Пальцы почувствовали твердое, но звука не было. Растерянный Паша обернулся и вновь осмотрелся. Вокруг ничего и никого. Ни звука. Он сел, прислонившись спиной к стене и задумался. Может, уснул, хотя кто знает, можно ли здесь уснуть.
Здесь - где?..
Вдруг послышался взволнованный голос Наташки:
- Это он!
И ответ Паука:
- Не плачь, Нат... И ты, Фломастер, тоже не реви...
Пашка вскочил, его сердце бешено колотилось. Где они? Где?!
Но понял, что это лишь отголоски того, прошлого - жизни. Видимо, ему показывают как сейчас развиваются события на Земле.
Павлик улегся у стены. Лежать было немного жестко, но особых неудобств юноша не испытывал.
Новое видение перед глазами. Старик, сжигающий на огне газовой печки прорву бумаги. Этого человека Паша не знал. А может и знал, но никак не мог вспомнить, кто это.
Павлик вспомнил про свою гитару и изо всех сил попытался увидеть, что сейчас с ней происходит - лежит она позабытая или кто взял ее в руки. Но в голову приходило совсем не это. Приходил Лешка-фломастер, плачущий навзрыд у обрыва, стоящий в полном одиночестве и не скрывая слез и отменных ругательств на судьбу. Хоть у Фломастера и был сын, что делало его самым ответственным и опытным по жизни, сейчас он вел себя, как ребенок...
"Странный же ты человек, Тяпкин..." - подумал Паша.
Неизвестно, сколько времени он так пролежал.
В пространстве появился новый человек. Паша сразу его почувствовал и открыл глаза.
Тот мужчина был в коричневых брюках, натертых до блеска туфлях и коричневом пиджаке, надетом поверх кремовой рубашки. На голове незнакомца красовалась шляпа-котелок. Мужчина опирался на трость с резным набалдашником. Он элегантно, как истинный джентльмен, приподнял шляпу... И тут же уронил ее и трость.
- Батюшки... Павлик... Мой Павлик!
- Павел Валентинович... - поправил юноша.
Он вспомнил: Мужчина из его видения.
Валентин Викторович не мог поверить глазам: Это он, его милый сын, маленький Павлик, которого отец узнал бы из тысячи детей. К тому же в письмах сыночек регулярно присылал свои фотографии.
Но как же они встретились? Ведь только позавчера Валентину сообщили, что Павел разби...
Нет, Находкин-старший и думать об этом не мог.
Павлик начинал вспоминать. Он заметил в глазах старика какую-то неуловимую особенность, этот изучающе-удивленный взгляд, присущий только... Его отцу!
- Папа? - робко спросил он.
- Папа, - ответил старик, и голос его дрогнул.
Воцарилось молчание. Оба осматривали друг друга со всех сторон. Паша заметил, насколько сильно постарел его отец. Седые брови превратились в огромный мохнатые гусеницы, глубокие морщины испрещили лицо, нос стал загибаться книзу, как у орла. Но это ничуть не портило внешности отца. Наоборот, он стал выглядеть даже лучше. Истинный джентльмен.
Находкин-старший во все глаза рассматривал сына, стараясь заметить каждую черточку, каждую линию, будто его могли отнять через несколько секунд. Запоминал и каштановые волосы, и лихой чуб, закинутый назад и морщинки у глаз, которые появляются у улыбчивых людей.
Старик первым нарушил молчание.
- Павлик, где мы?..
Паша внимательно посмотрел в глаза отцу. Не хочется такое говорить.
- Пап, ты сам не понимаешь?
- Значит все-таки ты умер. И я, - в глазах старика читалась неподдельная грусть.
Но вдруг мелькнула радость:
- Но ведь мы здесь вместе! И значит, Ирина тоже здесь! Ты уже искал ее?
- Нет. Здесь никого нет, в том числе и мамы.
Находкина-старшего будто внезапно укололи маленькой иголочкой. Он сел прямо на пол, не по-джентльменски, пытаясь скрыть волнение. Сейчас он сможет узнать все.
- Ты вспоминал маму там, в горах?
- Да.
- А меня?
Валентин поднял глаза на сына. Тот тоже присел.
- Папа, но я же писал тебе письма, и много.
- Нет, сын, это писал совсем не ты, - усмехнулся мужчина. - Ты всегда намеренно делал ошибку в слове "занимаюсь". Писал через "е". Тебе казалось, так правильней.
Он сделал паузу, собрался с духом и спросил:
- А кто?
- Одна девушка, Наташка.
- А ты ей очень нравился, - заметил отец.
- Как ты узнал? - искренне удивился Павлик.
- Писать за кого-то письма чужому человеку - большой труд.
Пашка понял.
- Прости меня, пап...
Валентин молчал. Слишком велико было падение сына в его глазах. Наконец он ответил.
- Забудь, Павлик. Забудь. Сейчас уже по-другому.
Паша попытался спешно перевести тему.
- Папа, только подумай: Если мы выйдем из этой комнаты, то, раз мы уже неживые, сможем делать все, что захотим! Мы не будем зависеть от обстоятельств! Я смогу стать великим музыкантом, а ты... А ты...
- А я смогу проводить время с тобой, - улыбнулся старик.
- Выходит, что, - Пашке показалось, что он говорит чрезвычайно важную вещь, - что если мы здесь вместе и наверняка можем повстречать и маму, и всех тех, кто здесь уже давно, можем дождаться тех, кто еще на Земле...
При этих словах Павлик подумал про Паука, Лешку-Фломастера и застенчивую Наташку.
- И можем делать все, что захотим... Выходит, что мы счастливы?
Казалось, Пашка и сам не верит своим словам.
А в глазах Валентина читалось недоумение, недоверие и восторг.
- Мы счастливы, - твердо ответил он.
И тут же в стене открылась дверь.
Не сговариваясь, бок о бок, отец и сын пошли к ней.
Они счастливы.

Комментарии  

aliona35793579
+2 #4 aliona35793579 19 сентября 2014
Может быть, и повести. Я сама не разобралась в этом. Но насчет предложения последнего я не согласна. Таи же суть именно в счастье. Да, немного поспешила :oops:
Спасибо за отзыв!
Luba
+3 #3 Luba 19 сентября 2014
Алена, прочитала все три рассказа. Это интересно. И мне понравилось. Правда мне показалось, что это могли быть три главы одной маленькой повести а не три отдельных рассказа. )))

"- Мы счастливы, - твердо ответил он.
И тут же в стене открылась дверь.." - может: - Мы не виноваты... и тогда дверь открылась? Впрочем это мое мнение.

Еще мне показалось, что к середине третьего рассказа автор заспешил и получилось немного комкано. ((((

А вообще, ты Алена молодец!
aliona35793579
+2 #2 aliona35793579 17 сентября 2014
Спасибо за отзыв. Кстати, ты не первый обратил внимание на то, что сын не узнал отца. При правке я уже исправила) и да, я то-тоже не знаю, куда они попадут)
Костя
+2 #1 Костя 16 сентября 2014
Прочитал! Алена, ты молодец! Когда читал первые две части то сначала даже подумал, что написано каким-то опытным писателем. Произведения произвели на меня впечатления. Только откуда им знать, что они попадут сразу в рай? Может в ад. Если эта белая комната, конечно чистилище. Потом мне еще показалось это странным, что сын СРАЗУ не узнал отца. Мне кажется должен бы узнать. Но вообще написано очень хорошо. Жалко что все погибают. ))) Буду ждать новых произведений!

У Вас недостаточно прав для комментирования. Зарегистрируйтесь или авторизуйтесь.

 

Комментарии