1 1 1 1 1 (1 голос)

Продолжение рассказа "Горка во дворе"

Лето бывает разное. Порою, приходится надевать ветровку и штаны, а порою такая жара, что хоть голышом ходи. Летом мы обязательно куда-нибудь ездим. Я помню, как два года назад мы отдыхали в Краснодарском санатории. Вместе с нами там были знакомые родителей тетя Нина и дядя Рома со своими детьми. А ещё я помнил тётеньку-клоуна, которая иногда по утрам играла со мною в мяч. Прошлым летом мы ездили к бабушке Тамаре, папиной маме. А мамина мама, еще одна моя бабушка, Лида, живет вместе с нами в посёлке.

Весь июнь этого лета мы решили никуда не выезжать. Поэтому я с утра до вечера торчал во дворе. Обычно все собирались часам к десяти. Пацаны выносили мяч и играли в футбол. Девчонки, кто половчее, по берёзам забирались на баскетбольные кольца и с высоты наблюдали за игрой. Я играл редко. Меня оставляли либо в запасных, либо в качестве болельщика. Уж чего, чего, а орать я умел. Помню, правда, меня раз поставили на ворота. Все мячи я благополучно пропустил, кроме подачи Дениса, но друг меня заверил, что поддался. Игроки моей команды тогда кричали, что рост у меня маленький, ворота огромные, словить мяч мне трудно. Их, естественно, никто не слушал. На ворота меня больше не ставили.

Когда я выбежал на улицу, в футбол никто не играл. Все стоял кругом около баскетбольного кольца. В центре были, конечно же, Денис и Юра. Они толкали друг друга и что-то кричали. Я подбежал к ребятам и протиснулся через толпу вперед.

-Ты забил, ты! – это Юра.

-Это мои ворота! Я не дурак, чтоб, это, в них пинать! – это Денис. Его речь более медленная, он скорее громко возражает, нежели кричит. А Юра уже весь вспотел от ора. Вот они опять сошлись. Юра толкнул Дениса в плечо. Мой друг отшатнулся, терпенье его закончилось, он занёс руку для удара. И тут на улице появился Лёха.

-А ну стойте! – крикнул он, едва выбежав на площадку. – Опять начинаете тут!

Юра и Денис, злобно поглядывая друг на друга, разошлись в разные стороны. Лёха подошел к нам.

-Ну, и из-за чего на этот раз? – поинтересовался он.

-Денис гол в свои ворота забил, - пояснил Сашка Ветров.

Лёха кивнул. Денис, направлявшийся в сторону своего подъезда, резко развернулся и пошёл на Сашку, сжав кулаки. Ветров попятился.

-Ты! Свинтус! – гневно выкрикнул Денис. – Я не забивал тот мяч! – он оглядел ребят, - всем ясно?!

Все кивнули. Денис опять посмотрел на Сашку, схватил вдруг картонку, валявшуюся у скамейки и, громко дыша, сказал:

-Вот моя с тобой дружба, - он показал Сашке картонку и разорвал ее, бросил кусочки на землю и попрыгал на них, развернулся и зашагал домой.

Я почесал в затылке. И чего это на него нашло? Да, он часто ругался с Юрой, но чтоб так, да и с Сашкой к тому же... Неужели так расстроился? Ну, подумаешь, забил своим! Я вот на воротах стоять не умею. Юра сел на лавочку вдали ото всех. Лёха переводил взгляд с него на удаляющегося Дениса и не знал, что делать. Всё решил Марат:

-Д-давайте в прятки поиграем?

Все с его предложением согласились. Лёха выставил вперёд правую руку с оттопыренным большим пальцем. Остальные по очереди поставили сверху свои кулаки. С кличем: «Собирайся народ, кто в прятки играть идёт!» Девчонки, что-то строившие в песочнице, и все ещё обижавшийся Юра играть отказались. Толпа с горой выставленных рук остановилась.

-Так, - Лёха начал считать кулаки. – Понедельник, вторник, среда, четверг, пятница, суббота, воскресенье. Выходишь! Понедельник, вторник...

Водящим выпало быть Димке. Он встал к берёзке, закрыл глаза и, чтобы никто не стоял рядом, произнёс:

-Вокруг меня огонь-вода! – и начал считать.

Мы с Маратом побежали во второй подъезд. На первом этаже дверь в квартиру налево всегда была открыта. Там жила Поджичиха. Я так и не понял, старуха это или просто много пьющая женщина. Фамилия у неё была Поджичихина, отсюда и прозвище. Из квартиры у неё всегда воняло, и по первому этажу второго подъезда без зажатого носа пройти было нельзя.

-Д-давай к П-поджичихе зайдем? – предложил Марат, смешно говоря из-за зажатого носа.

-Зачем? - я испуганно глянул на распахнутую дверь.

Не скажу, что я не испытывал ничего кроме страха, был ещё странный интерес и ощущение приключения.

-Д-давай на с-сорок секунд? – Марат тоже слегка побаивался.

-На двадцать, - отрезал я.

Так и порешили. Марат первым осторожно, на цыпочках, зашел в квартиру, огляделся и посмотрел на меня. Я себя ждать не заставил и последовал за ним. Внутри воняло еще сильней. В закрытую на изодранную дверь комнату мы не пошли, а остались в коридоре. Вокруг ничего не было. Ни шкафов, ни полок. Ни-че-го.

-Раз, два, три, - шёпотом начал я.

-Четыре, п-пять, ш-шесть, - подключился Марат.

На «восемнадцати» за дверью что-то скрипнуло. Мы переглянулись и с криком: «девятнадцать, двадцать!» бросились на улицу. Как раз в это время мимо проезжал мой папа. Я благоразумно подумал, что отец меня заметит и перебежал дорогу, оказавшись на площадке.

-Стуки-стуки, Егор! – услышали мы. – Стуки-стуки, Марат!

Ну, вот тебе и приключение! Нас застукали, и, кажется, первыми.

-Егор! – я обернулся, папа остановил машину и опустил стекло. – Ты куда несёшься?! Прям под колеса!

Началось. Взрослые!

-Бегом домой! – папа поехал к подъезду.

Я пнул камень, лежавший рядом и посмотрел на Марата, водить теперь ему.

-Пока.

-Пока, - Марат побрел к радостно прыгающему Димке.

Дома меня ждала головомойка.

-Нет, я еду, а он по сторонам не смотрит и под колеса! – это папа.

Мама моет посуду и поглядывает на меня. Сижу за столом и смотрю в сторону.

-А если я не затормозил?

-А если бы кто-нибудь другой ехал? – это уже мама подключилась.

-Прямо под колеса!

-Ты у нас один!

-Если бы не по тормозам, блин!

-А если бы другой!

Им не надоедает? Я вылез из-за стола.

-Извините меня, пожалуйста.

-Извините! – папа запрокинул голову. – Он говорит «извините»!

Я прикинул, что ещё можно сказать в такой ситуации, умного в голову ничего не пришло.

-Я по сторонам буду смотреть на дороге.

-Когда едет машина, ты ждешь, когда она проедет дальше тебя! – мама выключила воду. – Ты понял?

Я кивнул и посмотрел на папу.

-Иди уж, - он сел на стул. –Чего над душой стоишь?

Я вздохнул и поплелся в зал. Что можно делать дома летом? Играть в игрушки или смотреть телевизор как-то не тянет, когда понимаешь, что за окном тепло, там пацаны, с которыми всегда интересно. Я взял свое игрушечное пианино и плюхнулся на диван. Потыкал на разные клавиши и отбросил игрушку.

-Мама! Мама! Можно я еще погуляю!

Никакого ответа. Я пошел на кухню. Родители сидели за столом и пили чай.

-Можно мне еще погулять? – повторил я.

-Пообещай, что никогда больше не будешь выскакивать на дорогу, - посмотрела на меня мама.

Я радостно запрыгал:

-Обещаю! – и побежал к двери.

Вновь оказавшись на свободе, я слегка оторопел. На площадке никого не было. Может все прячутся, а водящий ищет за домом? Навряд ли. И тут я услышал чьи-то крики слева, я повернулся и увидел, что все ребята столпились у соседнего подъезда. Я бросился к ним, а когда остановился, то увидел необычную картину. Димка и Паша по выступу балкона первого этажа забрались на крышу подъезда и стучались в окно второго этажа, там располагалась квартира Сашки. Все, затаив дыхание, наблюдали снизу. Вдруг окно резко распахнулось, Паша пошатнулся и чуть не упал на землю, но Димка удержал его. С балкона высунулась недовольная физиономия Сашки.

-Чего вам надо?!

-Жрать! – весело ответил Димка.

-Да идите вы! – замахнулся Сашка, прикрыл окно.

Димка обернулся к нам, подмигнул и широко улыбнулся. Они с Пашей открыли окно, которое Сашка не запер, и, подтянувшись залезли внутрь. Все в ожидании смотрели вверх. Из окна донесся крик Сашки, радостные вопли, удары и еще какие-то страшные звуки. И вдруг все стихло, но лишь на десять секунд. Подъездная дверь отворилась, на улицу с хохотом и печеньем в руках выбежали Паша и Димка. За ними несся Сашка со шваброй в руках, он остановился у дороги:

-Еще раз залезете, убью! – крикнул он грабителям и, погрозив шваброй, удалился.

Паша и Димка катались по песку и ели печенье. Все подбежали к ним.

-А он такой, - сквозь смех выдавил Паша. – «Вы откуда?» - говорит, и чашку роняет.

-Ага, - подтвердил Димка. – А печень, печень-то схватил и - к двери!

Мы тоже стали смеяться, вдруг Лёха, увидев что-то, воскликнул:

-Ну, вот! Опять они!

Все замолчали и тоже посмотрели в ту же сторону, куда глядел Лёха. Около первого подъезда соседнего дома снова сцепились Юра и Денис.

-Они же вроде разошлись по домам, - сказал я.

-Они вроде помирились, - ответил Лёха, - и вместе в магазин пошли.

Всё было ясно, в магазине они опять что-то не поделили, заспорили и вот результат. Мы не стали терять времени и кинулись к драчунам.

-Стоп! – голос Лёхи был как приказ. Денис с Юрой перестали размахивать руками и ногами, и уставились на нас.

-Видимо по-другому никак, - вздохнул Лёха. – Устроим поединок.

-Чего? – переспросил Денис.

-По-е-ди-нок, - Лёха отошел, - прошу вас, господа, пройти на площадку, - с этими словами он пошел в сторону турников. Остальные, мало, что понимая, пошли за ним.

-Встаньте друг напротив друга, - приказал Лёха Денису и Юре, когда все вышли на песок.

Ребята послушно встали.

-Ваня! – позвал Лёха Ваню Крошкина. – Где твой пистолет?

-Вот, - Ваня протянул ему свой пистолет с пистонами, который всегда носил с тобой.

-И так! – начал Лёха. – Правила поединка – ниже пояса не бить и не душить друг друга. Ясно?

Денис и Юра кивнули.

-У вас три раунда, каждый начинается выстрелом. Вы готовы?

-Да! – выкрикнул Юра.

-Да, - немного запоздало ответил Денис.

Лёха отошел, поднял пистолет вверх и выстрелил.

-Начали!

Первый раунд начался медленно. Сопя и пыхтя, ребята сходились, толкали друг друга. Вдруг Денис страшно закричал и ударил Юру в живот, Юра согнулся пополам, но быстро выпрямился и стал быстро и резко наносить удары. Он не всегда попадал в цель, но, когда все же попадал, Денис громко и зло рычал.

-Первый раунд окончен! – возвестил Лёха.

Обошлись без синяков, лишь у Денис рука была поцарапана. Тяжело дыша они стояли, согнувшись.

-Бойцы готовы? – Лёха вошел в роль судьи.

-Да! – на этот раз ребята ответили вместе.

Выстрел.

-Начали!

Во время второго раунда, ребята вокруг кричали и свистели, я тоже прыгал, болея за Дениса. И тут на тебе! Во дворе появилась Ольга Васильевна со своей собакой. Это была самая вредная старуха на свете. «В жизни у нее, что-то случилось, вот она и злится на весь мир» - так часто говорил папа. Когда кто-то во дворе дрался или шумел, то она подходила по ближе, издалека она плохо видела, внимательно разглядывала лица ребят и доносила обо всем их родителям, всячески приукрашивая, что мол, «энти разбойники ишо и собачку-то мою обижали».

-Атас! Ребята! – крикнул Димка. – Шапокляк идет!

Шапокляк, это у Ольги Васильевны такое прозвище было, за вредность.

Ребята бросились кто куда – в подъезды, за машины, в беседку. Ольга Васильевна вышла на середину площадки и стояла, выжидая, когда кто-то покажется.

Я прятался за машиной вместе с Юрой и Денисом. Оба они жили в соседнем подъезде от того, рядом с которым мы сидели.

-Давай, ты в этот подъезд, - Юра показал Денису на ближний, - и через задний ход. А я сразу в наш.

-Ага, - кивнул Денис. – А она, это, не заметит?

-Если все сразу побежим, нет, - ответил Юра и повернулся ко мне. – Ты тоже сразу бежишь в свой подъезд, понял?

Я кивнул. Чего тут понимать-то?

-На счет три.

Ольга Васильевна пристально оглядывала весь двор.

-Раз, два.

Я приготовился.

-Три!

Мы бросились бежать в разные стороны. Собака Ольги Васильевны залаяла. Старушка обернулась и завопила:

-Стойте, разбойники! Ну, я вас!

Но я уже забежал в подъезд, и дверь за мной захлопнулась. Я отдышался на первом этаже, улыбнулся и, не спеша, стал подниматься домой. Все-таки хорошо летом, хоть зимой и много праздников.

далее - Гл. Крапивин и автомат

Коментарі  

Гера
0 #3 Гера 27 березня 2015
Про концовку Александру Ивановичу уже сказал. Это повесть про Егора Велесова, это второй по счету рассказ, так что законченной будет вся повесть, а каждый новый рассказ с намеком на продолжение.
topolenok
0 #2 topolenok 27 березня 2015
Согласна с Папчем насчёт концовки. Но написано талантливо, интересно читать. :lol:
ПАПЧ
+3 #1 ПАПЧ 14 березня 2015
"...На ворота меня больше не ставили.

Когда я выбежал на..." Здесь просится соединение слово: "И вот однажды, когда я..." или "И вот как-то я..." и тд.

Вообще рассказ с точки зрения фактуры, описаний, динамики, соразмерности, характеров персонажей - с моей точки зрения - безупречно! Не хватает только концовки. Какой то точки в финале.

У Вас недостатньо прав для коментування. Реєструйтеся або авторизуйтеся.

 

Коментарі