1 1 1 1 1 (4 голосів)

Городок был маленьким, спокойным и, как говорили во всей округе, образцовым. Образцовое правительство, образцовые жители, образцовый уровень счастья, идеальные дороги, парки, школы, площадки для собак... Никакой суеты, все размеренно, без происшествий.

Все в городе знали друг друга в лицо и здоровались при встрече. Мужчины улыбались дамам, дамы - детям, дети - старикам. Всё как положено.

В образцовом городке обязательно есть образцовые люди. Таким был Андрей Иванович Литвинов, кандидат наук, лучший учитель математики лучшей школы городка. Андрей Иванович, конечно же, был примерным семьянином, хранил деньги в сейфе и каждый день в семь тридцать выходил на пробежку.

Каждый вечер его был определённо прекрасным. Андрей Иванович ужинал с женой и двумя детьми, а затем смотрел телевизор.

"Каждый порядочный гражданин, - говорил он, - должен всегда быть в курсе всех событий, происходящих в мире".

Андрей Иванович не пропускал ни одной передачи новостей.

* * *

Дети, как полагается, на выходные отправились к бабушке. Жена на кухне готовила что-то вкусно пахнущее. Вечер был напоен запахами ужина и спокойствия. Андрей Иванович никогда не признался бы себе, что, сидя тогда перед телевизором, он чуть не заснул, но это было именно так. Диктор новостей бормотал что-то про амурских тигров.

"Жителям Земли!" - грохотнуло вдруг с экрана.

Андрей Иванович подскочил на месте и оглянулся - не видел ли кто, как глупо он испугался.

"Жителям Земли!" - повторил диктор, держа сильно дрожащими руками листок бумаги.

"Жителям Земли!" - и ещё раз.

Андрей Иванович насторожился. Обычно именно этот диктор был практически образцовым. Сейчас же он вдруг читал "по бумажке", ёрзал на месте и сильно нервничал.

"Поступило экстренное сообщение об импактном событии. Импактном событии. На Землю направляется метеорит размерами...

Это я читать не буду, слишком большие числа, всё равно..."

Глаза Андрея Ивановича поползли на лоб. Какая бестактность - сказать такое телезрителям!

Диктор тем временем пробежал глазами текст.

"Мы не успеваем рассчитать его точную траекторию. Грядёт глобальная катастрофа. Погибнет все человечество. По нашим оценкам, у всех землян до взрыва остается примерно восемь минут. Восемь минут. Восемь минут..."

Диктор поднял на камеру глаза, полные ужаса, и тут же сорвался с места, сбросив со стола ворох бумаг.

"Восемь минут!" - бахнуло в голове Андрея Ивановича.

"Успей всё!" - снова.

"Успей всё, успей всё, успей всё, успей всё..." - бормотал Андрей Иванович.

Сам того не желая, он стал отсчитывать секунды.

"Пятнадцать". Он наконец встал с дивана.

"Минута тридцать две". Он нашёл ключ от сейфа.

"Минута сорок четыре". Он достал деньги и порвал две самые большие купюры в клочья.

"Две двадцать три". Вытащил охотничье ружьё.

Андрей Иванович вбежал на кухню. В голове стучал неумолимый счёт. Жена стояла у плиты в наушниках, аппетитно шипело масло.

- Марьюшка!

Как же зло прозвучало это слово из уст Андрея Ивановича. Вся ненависть, копившаяся годами, весь змеиный яд вырвался наружу в одном этом слове.

- Я успею всё!

Он выстрелил ей в спину.

И выбежал из дома прежде, чем она упала.

"Три пятьдесят семь". Он бежал быстрее, чем в обычной жизни. В нормальный день так быстро рассекать воздух ему бы не позволила образцовость.

"Четыре тридцать". Андрей Иванович нацелил ружье на соседа.

- А ты! Ненавижу!

Непонятно было даже ему самому, что за мысли проносились в голове, но он выстрелил. Сосед падал медленно, целых четыре секунды, но Андрей Иванович позволил себе досмотреть до конца. Затем побежал.

Из дома по правую руку выбежала красивая девушка в домашнем халате. Она хватала ртом воздух, как рыба на суше, и вся дрожала. Андрей Иванович поравнялся с ней и, не собираясь соображать, что делает, поцеловал ее. Затем тут же выстрелил.

"Пять двадцать шесть".

Он бежал, и в голове стучало лишь одно: нужно успеть всё.

"Шесть ноль ноль". Андрей Иванович прицелился и выпустил очередь по какому-то припаркованному автомобилю. Взрыв, и машину охватило пламя.

"Семь двадцать две". Он добежал до места своей работы - лучшей школы городка.

"Ненавижу!" - прорычал он, выпуская в стену школы все оставшиеся патроны. Штукатурка облетала, в кирпичах оставались глубокие следы.

"Семь сорок пять", - подсказало сознание, когда стрелять стало нечем.

Образцовый гражданин подбежал к школе и с диким криком нанёс удар по ненавистной стене кулаком. Отлетел значительный кусок штукатурки. Андрей Иванович бил ногами, ружьём, головой...

"Ненавижу! Ненавижу! Образцовые! Всё успею!"

"Семь пятьдесят семь"...

Удары замедлились.

"Семь пятьдесят восемь"...

Он остановился, жадно глотая воздух.

"Семь пятьдесят девять"...

По щеке скатилась одинокая горячая слеза.

"Восемь".

И тишина.

"Восемь ноль одна".

"Восемь ноль две, ноль три, ноль четыре, ноль пять..."

"Жители Земли!" - грохнуло рядом.

Андрей Иванович сполз по стене.

Громкоговоритель, прикреплённый к столбу, вдруг заработал.

"Жители Земли! Жители Земли!

Вы спасены. Космическая организация без расчетов послала в космос ядерную бомбу. Метеорит обезврежен. Метеорит обезврежен. Вы спасены! Конец связи".

"Восемь пятнадцать"...

* * *

Вечером в громкоговорителях вновь раздался голос.

"Внимание! Объявляется всенародный траур, носящий название "Траур восьми минут". Более сорока четырех миллионов человек убиты. Более семи миллионов человек совершили акт суицида..."

Андрей Иванович Литвинов, образцовый человек, конечно же, скорбел бы, если не оказался бы в числе последних.

Коментарі  

MaLugoVase
+5 #1 MaLugoVase 31 жовтня 2016
Ядрёная проза! Жесткая и точная. И правда, что будет, если всем нам останется жить где-то полчаса? Что если вдруг наступит Страшный Суд? На этом вопросе основана как куча мотивационной ереси на просторах Инета, так и немало философских текстов крутых немцев. Интересно почитать, как это видит человек более-менее твоего возраста.
Мне нравится ёмкий стиль повествования (точные описания, лаконичность, холодность и как бы взгляд со стороны) и жизнь, которая прям выпирает из строк. С каждой минутой становится все напряженнее, и, как по мне, у тебе здорово получилось провести меня от завязки до накипания.
Правда, вызывает какой-то протест изначальный образ главного героя. То есть понятно, что ему надо и что он за фрукт, но... Подобных "правильных" героев немало в литературе и кино (с набором хорошей работы, любящих жены и детей и стандартного развлечения), и твоему персу, на мой взгляд, не хватает индивидуальност и. Стоит доработать его, и тогда эффект от произведения может еще усилиться.
Много ассоциаций сразу возникло. В фильмах "Жертвоприношен ие" Тарковского и "Меланхолия" фон Триера такая же фабула (человек перед лицом конца мира), а персонаж очень похож главным образом на протагониста фильма "Фарго" Коэнов и одноименного сериала. Бытует определение, и его любит повторять преподаватель литературного творчества у меня на факультете: "постмодернизм -- это разложение на кусочки всего, что существовало раньше, и сложение их в новой, неповторимой последовательно сти". И в этом что-то есть. Ты очень удачно сложила кусочки, вдохновившие тебя, и между ними чувствуется и нечто сугубо твоё.
Успехов и вдохновения!

У Вас недостатньо прав для коментування. Реєструйтеся або авторизуйтеся.

 

Коментарі